0

Как должна выглядеть Вторая Бреттон-вудская система?

НЬЮ-ЙОРК – Те из нас, кто долгое время утверждал, что глобальная международная финансовая архитектура нуждается в глубокой реформе, с одобрением относятся к призыву созвать «Вторую Бреттон-вудскую» конференцию. Подобные призывы появились, конечно же, после российского и азиатских кризисов 1997-1998 годов, однако они не были серьезно восприняты богатыми индустриальными странами. Сегодня, когда сами эти страны оказались в центре кризиса, возможно, они более серьезно отнесутся к этому призыву.

Существуют две фундаментальные проблемы, которые требуют начала реформ. Во-первых, это недостаток содержания: неясно, что будет обсуждаться на возможной второй Бреттон-вудской конференции. Во-вторых, процесс встал на неверный путь, когда от переговоров было отстранено большинство стран. «Большой семерке» или ее расширенному варианту, безусловно, идет на пользу демонстрация своего лидерства, однако ни одна фундаментальная реформа не может быть проведена без инклюзивного процесса , в котором равный голос имеют страны как индустриальные, так и развивающиеся, как большие, так и малые. В центре реформистской деятельности должны находиться глобальные институты, а не ситуативные группы стран.

Наиболее актуальной проблемой сейчас является исправление дефицита регулирующих положений, который характеризует глобальные финансовые рынки. Обсуждение должно начаться с договоренности о регулирующих принципах . Одним из очевидных принципов является то, что положения должны быть всесторонними, избегать массивных лазеек, которые могли бы привести к таким беспорядкам, как сегодня.

Нормативные положения должны обладать также сильным противоциклическим центром, предотвращая тем самым чрезмерное накопление заемного капитала и увеличивая необоротные активы, а также запасы (резервы) во время бумов, и препятствуя тому, чтобы пузыри ценовых активов приводили к кредитной экспансии. Необходимо отказаться от зависимости от внутренних моделей финансовых учреждений - основного акцента Второго Базельского соглашения о банковских регулятивных правилах. Подобная стратегия сегодня была признана рискованной, а использование финансовыми учреждениями подобных рискованных моделей может привести к большей неустойчивости.