3

Что останавливает женщин?

ПРИНСТОН. Когда я написала заглавную статью для июльского/августовского выпуска «The Atlantic» под названием «Почему женщины до сих пор не могут получить всё сразу», я ожидала получить враждебную реакцию от многих деловых американских женщин моего поколения и старше и положительную реакцию от женщин в возрасте примерно 25-35 лет. Я ожидала, что многие мужчины этого более молодого поколения также активно отреагируют, учитывая то, как многие из них пытаются выяснить, как быть со своими детьми, как поддержать карьеры своих жен и реализовывать свои собственные планы.

Также я ожидала услышать мнение представителей бизнеса о том, были ли предлагаемые мной решения ‑ большая гибкость в выборе места работы, конец культуры обязательного «очного» общения и времени «мужского шовинизма», а также позволение родителям, которые какое-то время не работали или работали неполный рабочий день, конкурировать на равных за высокие посты, как только они снова возвращаются на работу – осуществимы или утопичны.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

То, чего я действительно не ожидала – это такой скорости и масштаба реакции ‑ почти миллион читателей в течение недели и намного больше письменных ответов, а также дебаты на телевидении, радио и в блогах, которые последовали – а также ее глобального охвата. Я провела интервью с журналистами в Великобритании, Германии, Норвегии, Индии, Австралии, Японии, Нидерландах и Бразилии; а также были опубликованы статьи об этом выпуске во Франции, Ирландии, Италии, Боливии, Ямайке, Вьетнаме, Израиле, Ливане, Канаде и многих других странах.

Реакция, конечно, отличается в разных стран��х. Во многих отношениях статья является лакмусовой бумажкой для отдельных стран, которые проходят собственную эволюцию на пути к полному равенству мужчин и женщин. В Индии и в Великобритании, например, были сильные женщины-премьер-министры в лице Индиры Ганди и Маргарет Тэтчер, а теперь они должны бороться с архетипом женского успеха «женщина как мужчина».

Скандинавские страны знают, что женщины во всем мире смотрят на них как на пионеров социальной и экономической политики, которая позволяет женщинам быть матерями и успешными профессионалами, делающими карьеру, и которая поощряет мужчин играть равную роль в воспитании детей и ожидает от них этого. Но в них не появляется столько же женщин-руководителей в частном секторе, как в Соединенных Штатах, и, тем более, на высших руководящих должностях.

Немцы глубоко противоречивы. Один из основных немецких журналов решил свести мою статью к дебатам о том, как «женщина, делающая карьеру, признает, что лучше быть дома». Другой (более точно) подчеркнул мой акцент на необходимость глубоких социально-экономических преобразований, чтобы женщины имели равные возможности выбора.

Французы старательно остаются в стороне, даже немного пренебрежительно, как и подобает стране, которая отказывается от «феминизма» как антиженского американского проекта и которая может породить лидера, который является одновременно и опытным, и элегантным, как Кристин Лагард, глава Международного валютного фонда. Конечно, пример ее предшественника, Доминика Стросс-Кана и другие истории о французском мужском поведении, которые считаются явным сексуальным домогательством в закоснелых США, показывают, что, возможно, немного больше феминизма на французский манер является уместным.

За пределами Европы японские женщины жалуются, как далеко им еще нужно пройти в непреклонно мужской и сексистской культуре. Сейчас в Китае есть целое поколение образованных, наделенных властными полномочиями молодых женщин, которые не уверены, хотят ли они вообще вступать в брак, что связано с ограничениями для их свободы, которые они будут испытывать со стороны мужа (и свекрови).

Бразильские женщины с гордостью указывают на своего президента Дилму Руссефф, но они также подчеркивают, как много дискриминации еще остается в их стране. В Австралии, с их сильными дебатами о трудовой жизни, женщины указывают на успех Джулии Гиллард, первой женщины премьер-министра, но учтите, что у нее нет детей (так же как у канцлера Германии Ангелы Меркель, первой женщины, руководящей своей страной).

Глобальный характер этой дискуссии демонстрирует, по крайней мере, три важных урока. Во-первых, если «мягкая сила» означает оказание влияния, потому что «другие хотят того, чего хотите вы», как это называет Джозеф Най, то женщины во всем мире хотят того, за что американские феминистки начали борьбу три поколения назад.

Во-вторых, американцы, и это не удивительно, могут вынести урок из дебатов, законов и культурных норм других стран. В конце концов, женщины поднялись по политической лестнице быстрее во многих других странах, чем сегодня в США. В США никогда не было женщины-президента, лидера сенатского большинства, министра финансов или министра обороны.

Наконец, это не «женские вопросы», а социальные и экономические вопросы. Общества, которые смогут узнать, как использовать образование и талант половины населения, позволяя женщинам и их партнерам инвестировать в свои семьи, будут иметь конкурентное преимущество в глобальной экономике знаний/инноваций.

Конечно, сотни миллионов женщин во всем мире могут только мечтать о том, чтобы у них были проблемы, о которых я написала. Последняя неделя принесла новость о еще одном убийстве женщины-правозащитника в Пакистане; доказательства того, что египетские военные могут сознательно использовать сексуальное насилие, чтобы удержать женщин от демонстраций на площади Тахрир в Каире; ужасающий доклад медиа-центра в Нью-Йорке об использовании сирийскими правительственными силами сексуального насилия и группового изнасилования; а также видео того, как командир талибов жестоко казнит женщину за супружескую измену, в то время как его сотоварищи солдаты и жители приветствуют это.

Это лишь самые крайние случаи физического насилия, с которым сталкиваются многие женщины. Во всем мире более миллиарда женщин сталкиваются с тяжелой и открытой дискриминацией по признаку пола в образовании, питании, медицинском обслуживании и зарплатах.

Fake news or real views Learn More

Права женщин являются глобальной проблемой первостепенной важности, и необходимо сосредоточить внимание на самых серьезных нарушениях. Тем не менее, рассмотрим последний, основанный на фактах отчет рассудительного и уважаемого американского журнала. В статье под названием «Женщины в Вашингтоне» National Journal отмечает, что женщины в столице США прошли долгий путь, но «все еще встречают барьеры в карьере, и часто самым большим из них оказывается семья».

Если «наличие семьи» по-прежнему является препятствием на пути карьерного роста для женщин, но не для мужчин, то это также является вопросом прав женщин (и, следовательно, прав человека). В глобальной дискуссии о работе, семье и обещании обеспечить равенство полов ни одно общество не является исключением.