0

Что осталось от конфуцианства?

ПЕКИН – Чрезмерно показная демонстрация сострадания и прозрачности китайского правительства в ответ на разрушительное землетрясение в провинции Сычуань, кажется, укрепила его власть и его связи с простыми китайскими людьми. Правительство и армия работали рука об руку с легионами добровольцев и частных ведомств, чтобы спасти жертв землетрясения. Эмоциональное утешение, которое выразил премьер-министр Вэнь Цзябао оставшимся в живых, расположило к себе даже несгибаемых циников.

Но героические спасательные операции не смогут всегда помогать правительству, так что стоит задать вопрос, что может обеспечить политическую законность в долгосрочной перспективе. В конце концов, коммунизм утратил свою способность вдохновлять китайцев. Так что же должно заменить его?

Большинство жителей Запада считают, что ответом является либеральная демократия, как считали и многие китайские либералы в двадцатом веке. Но есть и другой ответ, который принимает форму старой и почтенной традиции конфуцианства, которое возрождается правительственными чиновниками, пытливыми интеллектуалами и простыми гражданами.

Церемония открытия Олимпийских Игр подчеркнет это возрождение: она представит не цитаты Маркса, а высказывания из сборника афоризмов Конфуция. Такие высказывания, как “Все люди в мире – братья” и “Неужели это не одно из величайших удовольствий в жизни, когда к тебе приезжают друзья издалека?”, будут сиять для миллиардов людей во всем мире, выражая лучшее, что может предложить китайская культура.