0

Что осталось после 1989 года?

НЬЮ-ЙОРК. Двадцать лет назад, когда берлинская стена была проломлена и распадалась советская империя, только несгибаемые последователи коммунистической утопии чувствовали себя несчастными. Некоторые, конечно, ухватились за возможность того, что было названо «фактически существующим социализмом». Другие критиковали триумфализм «нового мирового порядка», обещанного Джорджем Бушем. А то, как западная Германия трансформировала обломки своего восточного немецкого соседа, было похоже на проявление жестокости.

Тем не менее, 1989 год был хорошим временем для жизни (за исключением Китая, в котором подавили выступление демократов). Многие из нас чувствовали, что мы являемся свидетелями рассвета нового либерального века, во время которого будут расцветать, как свежие цветы, свобода и справедливость во всем мире. Двадцать лет спустя мы видим, что этому не было суждено осуществиться.

Ксенофобный популизм преследует демократии в Европе. Социально-демократические партии сокращаются, в то время как правые демагоги обещают защитить «западные ценности» от исламских орд. А экономические потрясения последних нескольких лет, кажется, подкрепляют недавние предупреждения Михаила Горбачева, что «западный капитализм, также, лишенный своего старого противника и считающий себя бесспорным победителем и олицетворением глобального прогресса, угрожает привести западное общество и весь остальной мир к еще одному историческому тупику».

По состоянию на сегодняшний день, либералы в «прогрессивном» американском смысле этого слова могут в действительности оказаться среди проигравших 1989 года. Коммунисты всегда презирали социальных демократов, и наоборот. Однако многие социально-демократические идеалы, берущие начало в марксистских идеях социальной справедливости и равенства, были выброшены, как пресловутый младенец, вылитый вместе с водой из ванны коммунизма.