0

Что может спасти евро?

НЬЮ-ЙОРК. Как раз, когда уже казалось, что хуже быть уже не может, оказывается, что это не так. Теперь даже некоторые якобы «ответственные» члены еврозоны сталкиваются с более высокими процентными ставками. Экономисты по обе стороны Атлантики сейчас обсуждают не просто вопрос о том, выживет ли евро, но также то, как обеспечить, чтобы его гибель принесла минимум потрясений.

Становится все более очевидным, что политические лидеры Европы, несмотря на всю их приверженность к выживанию евро, не имеют четкого представления о том, что нужно для того, чтобы заставить работать единую валюту. Преобладающее мнение заключается в том, что все, что было нужно – это финансовая дисциплина – фискальный дефицит или государственный долг любой страны по отношению к ВВП не должен быть слишком большим. Но перед кризисом у Ирландии и Испании был профицит бюджета, а также небольшие долги, которые быстро превратились в крупный дефицит и высокий долг. Таким образом, сейчас европейские лидеры говорят, что именно дефициты текущих счетов членов еврозоны должны держаться в узде.

В таком случае любопытно то, что по мере продолжения кризиса убежищем для глобальных инвесторов стали США, которые в течение многих лет имеют огромный дефицит текущего счета. Итак, как Евросоюз будет различать «хороший дефицит текущего счета» – когда правительство создает благоприятный деловой климат, генерируя приток прямых иностранных инвестиций – и «плохой дефицит текущего счета»? Предотвращение плохих дефицитов текущего счета потребует гораздо большего вмешательства в частный сектор, чем это подразумевают неолиберальная доктрина и доктрина единого рынка, которые были модными при основании евро.

Например, в Испании деньги потекли в частный сектор из частных банков. Заставит ли такая иррациональная сила изобилия волей-неволей сократить государственные инвестиции? Означает ли это, что правительство должно решать, какие потоки капитала – например, инвестиции в недвижимость – являются плохими и должны облагаться налогами или обуздываться другим способом? Для меня это имеет смысл, но такая политика станет анафемой европейским сторонникам свободного рынка.