29

Политика Исламофобии

НЬЮ ЙОРК – Есть много дорог к политической катастрофе: жадность, высокомерие, харизма при демагогии, и, пожалуй, наиболее опасная из всех, страх. Когда люди паникуют, они могут начать истерику, а массовая истерика чаще всего приводит к массовому насилию. Когда политики убеждают людей, что они сражаются за свою жизнь, что выживание - это вопрос того, кто выживет «мы или они?», то все что угодно становится возможным.

Адольф Гитлер объединил все эти элементы политической катастрофы: гордость, харизма, жадность, и убежденность в том, что «арийцы» и евреи ведут между собой борьбу за выживание. Конечно, ни один из демагогов в сегодняшнем западе – от Дональда Трампа в Соединенных Штатах, до Марин Ле Пен или Герта Вилдерса в Европе – не сравним с Гитлером. Никто не пропагандирует диктатуру, уже не говоря о массовом убийстве. Но нет сомнений, что они успели активировать политику страха.

Трамп, к примеру, поддерживает жадность, открыто хвастаясь его богатством, и каким то образом утончил диковинное высокомерие и противоречивое позерство в причудливую форму харизмы. С одной стороны, он обещает исправить все мировые проблемы, и показать Китаю, России, ИГИЛ, или кому либо другому, кто в доме хозяин. С другой стороны, он утверждает, что его огромная и мощная страна не может принять отчаявшихся беженцев из Сирии, потому что (как он предупреждает) мусульманские просители убежища могут совершить «один из великих военных переворотов всех времен».

Коллеги-республиканцы Трампа в гонке за пост президента США, такие как Тед Круз, Бен Карсон, и Марко Рубио, используют похожие опасения по поводу беженцев. Круз, а также якобы более умеренный Джеб Буш, даже предположили, что только христиане должны быть допущены в США.