confused traders Drew Angerer/Getty Images

Мировая экономика по-голливудски

ЛОНДОН – Если и есть какой-нибудь полезный вывод, которые экономисты и инвесторы могут сделать из только что завершившегося сумасшедшего года (и более того, из всего сумасшедшего десятилетия, начавшегося после мирового финансового кризиса 2008 года), то он будет таким: как говорят в Голливуде, «никто ничего не знает». В киноиндустрии самые богатые и опытные студии и продюсеры тратят огромное количество времени и денег на исследования аудитории, но всё равно не имеют ни малейшего представления, станет ли их новое творение хитом или провалом. Так стоит ли удивляться, если то же самое окажется верным и для финансовых рынков или, раз уж зашла об этом речь, для цен на сырьё, для политических решений и корпоративных показателей?

Может ли шокировать признание самой богатой компании в мире, а с такое признанием после Рождества выступила компания Apple, что она совершенно не представляет, сколько смартфонов iPhone ей удастся продать в Китае? Или тот факт, что информированные лучше всех в мире энерготрейдеры предсказывают глобальный дефицит предложения энергоресурсов и вызванный этим рост цен на нефть выше $100 ровно в тот момент, когда из-за переизбытка предложения рынок падает до $50? Или то, что президент США не знает, ненавидит он глобальную торговлю или любит её? Или то, что фондовые рынки предсказывают глобальный экономический бум в тот момент, когда рынки облигаций предсказывают рецессию, а затем оба резко разворачиваются в противоположном направлении, противореча друг другу?

Ровно год назад экономические ожидания были почти повсеместно оптимистичными. Во всех регионах мира явно наблюдался одновременный экономический бум, причём впервые со времён финансового кризиса 2008 года. Центральные банки были уверены, что смогут спокойно начать сворачивать свои экстраординарные монетарные стимулы, а инвесторы фондовых рынков были почти единодушно настроены «по-бычьи». Но 2018 год оказался худшим годом для инвесторов со времён финансового кризиса; он вынудил центральные банки отступить от первоначальных планов нормализации монетарной политики, экономистов – снизить прогнозы экономического роста, а многие компании – начать готовиться к рецессии 2019-го или 2020 года.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/uiOoHYC/ru;
  1. haass102_ATTAKENAREAFPGettyImages_iranianleaderimagebehindmissiles Atta Kenare/AFP/Getty Images

    Taking on Tehran

    Richard N. Haass

    Forty years after the revolution that ousted the Shah, Iran’s unique political-religious system and government appears strong enough to withstand US pressure and to ride out the country's current economic difficulties. So how should the US minimize the risks to the region posed by the regime?

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.