0

Владимир де Голль?

МОСКВА – Самым большим разочарованием посткоммунистической эры была неспособность Запада – особенно Европы – построить благополучные отношения с Россией. Большинство высокопоставленных политиков и экспертов ожидали, что после неизбежно неприятного переходного периода Россия присоединится к Соединенным Штатам и Европе в стратегическом и экономическом партнерстве, основанном на общих интересах и ценностях. Можно сомневаться в темпе изменений, но не в их направлении. Невероятный избирательный триумф Владимира Путина на выборах в Думу, которые прошли на этой неделе, опровергает такое представление.

В настоящее время общие интересы уменьшились, а ценности разошлись. Возрождающаяся Россия – это самое главное ревизионистское государство в мире, которое отвергает статус-кво , основанный на понятии победы Запада в Холодной войне. Два ее сверхмощных актива – ядерное оружие и энергия – делают ее потенциальным лидером всех тех небольших государств, неудовлетворенных своей позицией в мире. Потенциальная ось Россия-Китай, основанная на общем сопротивлении гегемонии США, является началом новой биполярности.

Западные ожидания траектории посткоммунистической России опирались на три предположения, которые оказались ошибочными. Во-первых, большинство элиты России отвергало представление о том, что потеря империи была необратимой. Во-вторых, односторонность администрации Буша пошатнула веру в то, что США продолжат обеспечивать миру "многостороннее" руководство; действительно, односторонность США была знаком для России для того, чтобы начать проводить свою собственную одностороннюю политику. В-третьих, в экономическом плане Россия еще не объединилась с Западом, особенно с Европой, как ожидалось.

Что происходит, когда тяга имперской истории страны встречается с ограничениями ее текущего международного положения? Попытается ли она ослабить ограничения? Или она к ним приспособится? Первый вариант может вызвать международный конфликт, второй – внутренний конфликт.