Uzbeks look at the daily sampling of newspapers Scott Peterson/ GETTY IMAGES

Освобождение журналистов не означает освобождения прессы

НЬЮ-ЙОРК – Свобода прессы стала фирменным блюдом в программе реформ президента Узбекистана Шавката Мирзиёева, находящегося у власти уже полтора года. После 27 лет цензуры и правления железной рукой при покойном Исламе Каримове узбекские новостные медиа ощущают невиданную ранее свободу.

Но для дальнейшего прогресса будет мало обещаний президента, ориентированного на реформы; потребуется покончить с привычкой к давлению, запугиванию и арестам, которым десятилетиями подвергались журналисты страны. А кроме того, это означает необходимость выплаты компенсаций тем, кто больше всех пострадал, в том числе Юсуфу Рузимурадову и Мухаммаду Бекжанову. Эти два журналиста находились в тюрьме рекордное время по мировым меркам.

Рузимурадов и Бекжанов были арестованы 15 марта 1999 года. В это время они работали в оппозиционной газете «Эрк», издававшейся в Киеве на узбекском языке. Рузимурадов был репортёром газеты, а Бекжанов – её главным редактором. После ареста их подвергли пыткам и экстрадировали в Узбекистан, где они были приговорены к тюремному заключению по надуманным обвинениям в распространении запрещённой газеты и подготовке переворота.

To continue reading, please log in or enter your email address.

To read this article from our archive, please log in or register now. After entering your email, you'll have access to two free articles from our archive every month. For unlimited access to Project Syndicate, subscribe now.

required

By proceeding, you agree to our Terms of Service and Privacy Policy, which describes the personal data we collect and how we use it.

Log in

http://prosyn.org/smjymmQ/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.