Uzbeks look at the daily sampling of newspapers Scott Peterson/ GETTY IMAGES

Освобождение журналистов не означает освобождения прессы

НЬЮ-ЙОРК – Свобода прессы стала фирменным блюдом в программе реформ президента Узбекистана Шавката Мирзиёева, находящегося у власти уже полтора года. После 27 лет цензуры и правления железной рукой при покойном Исламе Каримове узбекские новостные медиа ощущают невиданную ранее свободу.

Но для дальнейшего прогресса будет мало обещаний президента, ориентированного на реформы; потребуется покончить с привычкой к давлению, запугиванию и арестам, которым десятилетиями подвергались журналисты страны. А кроме того, это означает необходимость выплаты компенсаций тем, кто больше всех пострадал, в том числе Юсуфу Рузимурадову и Мухаммаду Бекжанову. Эти два журналиста находились в тюрьме рекордное время по мировым меркам.

Рузимурадов и Бекжанов были арестованы 15 марта 1999 года. В это время они работали в оппозиционной газете «Эрк», издававшейся в Киеве на узбекском языке. Рузимурадов был репортёром газеты, а Бекжанов – её главным редактором. После ареста их подвергли пыткам и экстрадировали в Узбекистан, где они были приговорены к тюремному заключению по надуманным обвинениям в распространении запрещённой газеты и подготовке переворота.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/smjymmQ/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.