17

Конец мягкой силы США?

НЬЮ-ДЕЛИ – Одной из главных жертв победы Дональда Трампа на жестких президентских выборах в США является, без сомнения, мягкая сила Америки по всему миру. Это развитие, которое будет сложно – может, даже нереально – изменить, особенно Трампу.

Традиционно, глобальная политическая сила страны оценивалась по военной мощи: та страна, что обладала самой большой армией, имела наибольшую силу. Но эта логика не всегда находит отражение в реальности. США проиграли войну во Вьетнаме; Советский Союз потерпел поражение в Афганистане. В первые несколько лет в Ираке США открыли для себя мудрость поговорки Талейрана, что единственную вещь, которую вы не можете сделать со штыком – это на нем сидеть.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Введите мягкую силу. Этот термин был придуман в 1990 году, Гарвардским Джозефом С. Най для учета влияния страны – и, в частности, США – которым она обладает, помимо своей военной (или “жесткой”) силы. Как выразился Най, сила страны основывается на ее “способности изменять поведение других”, чтобы получить то, чего она хочет, будь то путем принуждения (кнута), выплаты (пряника), или привлечения (мягкая сила). “Если вы в состоянии привлечь других”, отметил он “вы можете сэкономить на кнуте и прянике”.

Най утверждает, что мягкая сила страны возникает из “ее культуры (в местах, где она привлекает других), ее политических ценностей (которых она придерживается как дома, так и за рубежом), и ее внешней политики (если она законна и имеет моральный авторитет)”. Но я считаю, что она также возникает из мирового восприятия того, что собой представляет страна: какие ассоциации и отношение вызывает упоминание названия страны. Жесткая власть осуществляется; мягкая сила вызывается.

США были крупнейшей мировой экономикой и старейшей демократией, убежищем для иммигрантов, и землей Американской Мечты – обещание, что каждый может стать кем угодно, если будет упорно трудиться. Это также дом Boeing и Intel, Google и Apple, Microsoft и MTV, Голливуда и Диснейленда, Макдональдса и Старбакс – короче говоря, некоторых из самых узнаваемых и влиятельных брендов и отраслей в мире.

Привлекательность этих активов, а также американского образа жизни, который они представляют, в том, что они позволяют США убеждать, а не заставлять других принять свою повестку дня. В этом смысле, мягкая сила действует и как альтернатива, и как дополнение к жесткой силе.

Но есть пределы мягкой силы страны – даже Американской. Последствием террористических атак в США 11 сентября 2001 года, было проявление доброй воли к США. Затем страна начала свою Войну с террором, в которой она в значительной степени опиралась на жесткую силу. Инструменты этой силы – вторжение в Ирак, бессрочное содержание под стражей “вражеских комбатантов” и других подозреваемых в тюрьме Гуантанамо, скандал Абу-Грейб, откровения ЦРУ о “тайных тюрьмах”, убийство иракских гражданских лиц частными охранными фирмами США – не были положительно восприняты мировой общественностью.

Американских средств мягкой силы было недостаточно, чтобы компенсировать недостатки своего жесткого силового подхода. Поклонники американской культуры не были готовы закрыть глаза на крайности в Гуантанамо. Использование Microsoft Windows не склоняет вас принять пытки со стороны страны, которая его производит. Мягкая сила Америки резко ослабла, демонстрируя, что тот способ, каким страна проявляет свою жесткую силу, влияет на то, как много может вызвать мягкая сила.

Внутренний нарратив Америки, вскоре преодолеет свои внешнеполитические неудачи, отчасти благодаря сегодняшнему беспрецедентному взаимодействию. В мире мгновенных массовых коммуникаций, о странах судит мировая общественность, сидящая на диете неустанных интернет-новостей, видео со смартфонов, и сплетнями Twitter.

Най писал, что в таком информационном веке, три типа стран могут обрести мягкую силу: “те, чьи доминирующие культуры и идеалы ближе к преобладающим глобальным нормам (которые в настоящее время уделяют особое внимание либерализму, плюрализму, автономии); имеющие максимальный доступ к многочисленным каналам связи и, таким образом, большее влияние на то, как представлены проблемы; и те, чье доверие усиливается их внутренней и международной деятельностью”. США проделали отличную работу на всех этих фронтах.

Действительно, культура и идеалы Америки установили планку для остальных, а ее международное доверие опиралось на свои внутренние механизмы. Преодоление векового наследия рабства и расизма, чтобы избрать черного президента в 2008 году и снова в 2012 году, казалось, воплощает способность страны переосмыслить и открыть себя заново.

Восхождение Трампа к власти разрушило этот образ. Оно открыло и воодушевило тенденции, которые мир никогда не использовал для ассоциации с США: ксенофобию, женоненавистничество, пессимизм и эгоизмом. Система, которая обещала равные условия, где каждый смог бы реализовать свои чаяния, в настоящее время осуждается ее политическими лидерами, как настроенная против обычных граждан. Страна, которая уверенно советует другим демократическую практику, избрала президентом человека, который утверждал, что, если он проиграет, то может не признать результат.

Fake news or real views Learn More

Най утверждал, что, в информационный век, мягкая сила часто достается стране с лучшей историей. США уже давно является “землей лучшей истории”. Они имеют свободную прессу и открытое общество; они приветствуют мигрантов и беженцев; у них есть жажда новых идей и талант к инновациям. Все это дало исключительную способность рассказывать истории, которые более убедительны и привлекательны, чем у их конкурентов.

Но история Америки, в ходе этих выборов, серьезно ослабила мягкую силу, которую вызывают США. Страх превзошел надежду. Американская мечта стала мировым кошмаром. И демоны, выпущенные из ящика Пандоры в 2016 году – вторящие многочисленным жалобам о расистских издевательствах со стороны сторонников Трампа в отношении небелых Америки – будут продолжать свободно бродить в самовосприятии страны и заражать восприятие остальных. В наших глазах, Америка уже никогда не будет прежней – а срок Трампа даже не начался.