1

Закат американских военных инноваций

НЬЮ-ЙОРК – Соединенные Штаты рискуют потерять свое военное преимущество. Да, может быть вооруженные силы Америки по-прежнему самые передовые в мире, ведь в конце концов, США тратит в два раза больше на военные исследования и разработки, чем такие державы, как Франция и Россия, и в девять раз больше, чем Китай и Германия. Но продолжение технологического лидерства Америки совсем не гарантировано.

С 2005 года, Министерство Обороны США сократило расходы на исследования и разработоки на 22%. В 2013 году, в рамках сделки, которая должна предотвратить следующие дебаты на тему долгового потолка, Конгресс США поручил $1,2 трлн. на автоматические сокращения в расходах. Этот шаг, который требует сокращения расходов в многочисленных программах, в том числе многих инициатив по оборонным исследованиям, был описан администрацией президента США Барака Обамы, как «глубоко разрушительным для национальной безопасности». Если инновация обороны США будет продолжать уменьшаться, то пострадает не только оборонный потенциал Америки, но и сама страна: США может навредить своим существующим условиям коммерческой инновации и конкурентоспособности.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Бюджетные ограничения представляют собой одну из самых серьезных препятствий в работе вооруженных сил США для поддержания своего технологического преимущества. Армия и Агентство по противоракетной обороне пострадали особенно сильно, так как их расходы на исследования и разработки были уменьшены почти в два раза по сравнению с 2005 г. Исследовательский бюджет военно-морского флота был сокращен примерно на 20%, а Агентсву по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам (DARPA) - организации порученной держать Американскую военную силу впереди по технологической кривой - пришлось сократить исследовательские расходы на 18%. Даже ВВС, где расходы на научные исследования традиционно были приоритетом конгресса, были вынуждены сократить свой бюджет примерно на 4%.

Когда деньги выделены, ценовое давление слишком часто поощряет инвестиции в проекты, которые обещают быстрый результат - предвзятость, которая происходит вместо долгосрочных инноваций, которые могли бы обеспечить стратегическое преимущество. Даже DARPA стало жертвой давления с целью исследований, которые могут продемонстрировать немедленный прогресс.

Что еще хуже, инновационные усилия американских военных сталкиваются с рядом структурных проблем. Шесть десятилетий попыток реформировать процесс приобретения обороны пока еще не дали плоды. Большая часть проектирования, разработок и производства военных систем осуществляется гражданской промышленностью, но принятие решений остается твердо в руках военных, которые не могут быть в состоянии найти правильный баланс между снижением затрат и инноваций.

Соперничество внутри и среди военных служб когда то имитировал роль конкуренции в частном секторе: они снабжали инновации. Но с окончанием холодной войны, давление на то, чтобы оставаться на шаг впереди уменьшилось, лишая оборонного сектора жизненно важного двигателя прогресса. Кроме того, расходы на исследования и разработки у самых главных военных подрядчиков упали почти на треть с 1999 по 2012 год. А технологические гиганты Америки инвестируют в 4-6 раза больше в исследования.

В тоже время, США страдает от истощения своей оборонно-промышленной базы. Усиление конкуренции со стороны Китая и других крупных развивающихся экономик подорвали производственные возможности США, ставя под угрозу способность Америки развивать наиболее технологически сложные оборонительные платформы. Оборонная промышленность когда-то создала новые технологии - лазеры, GPS и Интернет, например - которые помогли управлять американской экономикой. В настоящее время, в большинстве областей, гражданская технология введет Америку вперед.

Результат можно увидеть в росте иностранной конкуренции в международном рынке вооружений. Американские производители находят себя все более уязвимыми в областях, которые они когда-то доминировали - в том числе в беспилотных летательных платформах, разведочном наблюдении и технике, ракетах и спутниках – так как недорогие конкуренты получают долю на рынке. В 2013 году экспорт российского оружия превысил США более чем на $2 млрд.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

В ноябре министр обороны США Чак Хейгл объявил о новой инициативе по «поддерживанию и продвижению военного доминирования Америки в двадцать первом веке». В период сокращения бюджетов и перехода к новым стратегическим задачам, он сосредоточился на инновациях. «Продолжительное фискальное давление, скорее всего, ограничит возможности наших военных реагировать на долгосрочные задачи путем увеличения размера нашей силы или просто переплачивая потенциальных противников на текущих системах», сказал он. «Таким образом, чтобы преодолеть трудности в нашем военном преимуществе, мы должны изменить способ, которым мы изобретаем, работаем, и занимаемся бизнесом».

Девять дней спустя, Хейгл подал в отставку, которая вступит в силу, как только Сенат США подтвердит кто будет ему заменой. Политика, направленная на восстановление оборонной инновации и производства в Америке будет гарантировать, что США вернется к своему глобальному технологическому лидерству и коммерческой конкурентоспособности. К сожалению, преемник Хейгла, скорее всего обнаружит, что в эпохе ограниченных бюджетов и автоматического сокращения расходов, тот тип комплексной инновационной стратегии, который предлагал Хейгл, может просто быть нежизнеспособным.