Financial technology concept Getty Images

От доллара к цифровым e-СДР

ГОНКОНГ – На фоне нарастающей угрозы торговой войны между США и Китаем становится крайне актуальной задача создания геополитически нейтральной и справедливой валютной системы. Переход от однополярного к многополярному мировому порядку происходит не вполне упорядоченно. Более того, возникла своеобразная валютная бессистемность, опирающаяся на долговую, долларовую модель, которая слишком проциклична, хрупка и потенциально искажена, чтобы иметь возможность помогать урегулированию торговых конфликтов.

В корне проблемы – структурные дисбалансы во внешней торговле и в счётах текущих операций, которые стали следствием так называемой дилеммы Триффина: для удовлетворения глобального спроса на доллар, который играет роль резервной валюты, США вынуждены постоянно сохранять дефицит счёта текущих операций в расчётах с остальными странами мира. В прошлом году этот дефицит достиг $474 млрд, или 2,4% ВВП США.

Да, конечно, сама по себе гарантия, что США, будучи эмитентом господствующей международной резервной валюты, имеют возможность дёшево финансировать дефицит бюджета и госдолг, является, как выразился бывший президент Франции Валери Жискар д’Эстен, «невероятной привилегией» Америки. Однако эта привилегия способна ослабить бюджетную дисциплину страны, что и происходит в последние годы, и что уже привело к значительному росту дефицита федерального бюджета ($833 млрд, или 4,2% ВВП в 2018 году) и федерального долга (в марте он достиг $21 трлн, или 104% ВВП).

Политика, проводимая администрацией президента США Дональда Трампа, усугубляет эту тенденцию. Недавнее снижение налогов и увеличение военных расходов вынудили Международный валютный фонд изменить прогнозные расчёты международной инвестиционной позиции США: в предстоящие годы она будет ухудшаться, а к 2022 году размер чистых обязательств страны достигнет 50% ВВП.

Кроме того, Трамп угрожает торговыми и валютными войнами, что усиливает страхи перед возможным использованием доллара США в качестве оружия в геополитических спорах. Такие действия могут спровоцировать очень сильную волатильность во всей международной валютной системе, погрузив в кризис экономику многих стран, например, тех из них, которые привязали свои валюты к доллару США или хранят значительные объёмы валютных резервов в долларах.

Конечно, дилеммы Триффина можно избежать, а избыточное влияние Америки на валютную систему – снизить. Всё, что для этого нужно, – это сильная резервная валюта, которая не эмитируется властями какого-либо государства. Когда-то считалось, что подобную роль может выполнять золото, но оно не способно удовлетворить спрос на глобальную ликвидность и инструменты сбережения.

What do you think?

Help us improve On Point by taking this short survey.

Take survey

Более привлекательно выглядит вариант со «Специальными правами заимствования» (сокращённо СДР) МВФ. Согласно второй поправке к «Статьям соглашения» этой организации, СДР должны стать «главным резервным активом» мира. Некоторые государственные деятели, например, бывший управляющий Народным банком Китая Чжоу Сяочуань и бывший министр финансов Колумбии Хосе Антонио Окампо, отстаивали необходимость следования данному плану.

Однако СДР используются недостаточно широко, чтобы играть роль главной международной резервной валюты. Согласно докладу «Инициативы Пале-Рояль», главным способом повышения глобальной роли СДР должно стать «регулярное распределение СДР при соответствующих гарантиях» или даже распределение «в чрезвычайных обстоятельствах». Доклад также призывает МВФ работать вместе с частным сектором «над изучением способов, которые позволят шире применять СДР в частных транзакциях».

Главным препятствием на пути СДР всегда были геополитические интересы и приоритеты центральных банков-эмитентов резервных валют (это не только США, но также еврозона, Китай, Япония и Великобритания). Однако появление криптовалют открывает иную возможность: частный сектор может напрямую работать с центральными банками, создавая цифровые СДР с целью их использования в качестве единицы расчётов и инструмента сбережения.

Подобные «e-СДР» стали бы, в каком-то смысле, квинтэссенцией резервного актива, поскольку они полностью гарантированы резервными валютами в соответствии коэффициентами, определяемыми МВФ. Объём предложения e-СДР будет целиком зависеть от рыночного спроса.

Да, конечно, постепенная замена доллара США цифровыми e-СДР в качестве доминирующей международной резервной валюты станет возможна лишь в том случае, если будет создан достаточно крупный денежный рынок, номинированный в e-СДР. С этой целью должен быть основан политически нейтральный орган, который будет контролироваться частным сектором или центральным банкам и который будет осуществлять эмиссию данного актива. Участвующие в этой работе центральные банки и управляющие активами должны будут затем обменять свои резервы в различных валютах на e-СДР.

Когда частный сектор начнёт рассматривать e-СДР как менее волатильную единицу расчёта, чем те отдельные валюты, из которых он состоит, тогда управляющие активами, трейдеры и инвесторы смогут соответствующим образом выставлять цену на свои товары и услуги и проводить оценку своих активов и обязательств. Например, масштабную инициативу китайского правительства «Пояс и Дорога» можно было бы осуществлять в e-СДР. В долгосрочной перспективе один из международных финансовых центров, например, Лондон или Гонконг, мог бы возглавить эксперименты с e-СДР, применяя технологию блокчейн: для повышения ликвидности этого актива можно было бы создавать специальные своповые инструменты.

Ещё один императив – организация номинированного в e-СДР долгового рынка, который был бы привлекательным для стран, не желающим попасть под перекрёстный огонь стран-эмитентов резервных валют. Необходимое предложение активов должны обеспечить транснациональные компании, а также региональные и международные финансовые учреждения. Что касается спроса, то долгосрочные банковские долги, номинированные в e-СДР, могут заинтересовать пенсионные фонды, страховые компании и суверенные фонды благосостояния.

Долговой рынок, номинированный в e-СДР, станет хорошей новостью для всех резервных валют (за исключением доллара США), поскольку их вес в определении цены СДР сегодня превышает их текущие доли на валютных рынках. В долгосрочной перспективе рост популярности e-СДР может создать дополнительное давление на США, с тем чтобы они ограничили свои расходы.

Появление криптовалют открыло уникальную возможность для рыночных сил возглавить переход к действительно нейтральному резервному активу. Учитывая, что руководство США сейчас стало даже более непредсказуемым, чем раньше, такой шанс нельзя упускать.

http://prosyn.org/FVLSION/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.