46

Назревающее решение Америки по госдолгу

БОГОТА – Должно ли правительство США зафиксировать сегодняшнюю сверхнизкую стоимость заимствований, выпустив долгосрочные долговые обязательства? Это трудное решение, но поскольку общий уровень госдолга уже высок (не говоря уже о необеспеченных обязательствах по пенсиям и медицинскому страхованию, которые, видимо, будут только расти), не исключено, что его время пришло.

Казначейство США и совет управляющих ФРС, действуя согласованно, до сих пор занимались сокращением объёмов долгосрочных обязательств правительства ради снижения процентных ставок для частного сектора. В связи с этим средний срок долговых обязательств США (включая те, что находятся на балансе ФРС) сейчас не достигает и трёх лет. Это намного ниже, чем в большинстве стран Европы, даже с учётом масштабных программ количественного смягчения, реализуемых центральными банками этих стран.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Крен в сторону краткосрочных заимствований ради попыток стимулировать рост экономики до сих пор имел смысл. Кроме того, процентные ставки по 30-летним облигациям США примерно на 200 базисных пунктов выше, чем по однолетним облигациям, поэтому краткосрочные заимствования помогали правительству экономить деньги.

Однако правительство не должно действовать как банк или хедж-фонд, нагружаясь краткосрочными долгами для финансирования долгосрочных проектов. Это слишком рискованно. Чистый размер госдолга США уже достигает 82% национального дохода, поэтому потенциальные издержки бюджета при быстром скачке вверх процентных ставок могут оказаться весьма значительными.

Никто не говорит, что такой скачок назревает или неизбежен, но его вероятность не так уж незначительна, как некоторым хотелось бы думать. Начать с того, что процентные ставки могут подскочить в случае войны или какого-нибудь другого катастрофического события. Менее драматичным, но и более вероятным, является сценарий, когда ФРС рано или поздно найдёт способ повысить инфляционные ожидания, которые в США, как и в большинстве развитых стран, неумолимо снижаются. Если инфляционные ожидания начнут расти, это приведёт к росту ставок.

Рост стоимости заимствований может быть также вызван самовредительством. Предположим, к примеру, что американцы выберут своим президентом непредсказуемого и некомпетентного бизнесмена, считающего банкротство нормальным поступком. С другой стороны, не так уж трудно представить вереницу популистских лидеров, исповедующих ложные идеи, будто размер госдолга по большому счёту не имеет значения и не должен быть препятствием для максимального увеличения госрасходов.

К сожалению, если США когда-нибудь столкнутся с резкой нормализацией процентных ставок, им потребуется значительная коррекция налогов и расходов. При этом весь груз последствий, в том числе безработица, практически неизбежно ляжет на плечи бедной части населения в непропорциональных масштабах. Этот факт популисты, уверенные в том, что госдолг – это бесплатный ланч, очень удобно для себя игнорируют.

Разумеется, удлинение сроков заимствований не обязательно означает, что надо занимать меньше. Большинство экономистов согласны, что увеличивать дефицит бюджета имеет смысл, если он используется для финансирования необходимой инфраструктуры и улучшения качества образования, не говоря уже о повышении внутренней физической и кибер-безопасности. Существует пространный список достойных проектов, при этом реальные (с поправкой на инфляцию) процентные ставки низки. (Впрочем, реальные ставки, если их правильно измерить, могут оказаться значительно выше, чем следует из официальной статистики, главным образом потому, что неспособность правительства правильно оценивать выгоды от новых видов товаров и услуг приводит к тому, что оно завышает инфляцию). Можно надеяться, что следующий президент создаст рабочую группу по инфраструктуре, обладающую значительной независимостью и технической экспертизой, для помощи в отборе проектных предложений. Так поступило правительство, работавшее в Великобритании до Брексита.

Контролируя глобальную резервную валюту, США обладают значительным пространством для заимствований. Тем не менее, стране надо разумно структурировать свой долг. Несколько лет назад кульбиты ФРС с целью снижения стоимости долгосрочных заимствований имели смысл. Сегодня, когда экономика приходит в норму, аргументы в пользу креативной политики (например, мер количественного смягчения), которая фактически укоротила сроки государственных долговых обязательств, убрав с рынка долгосрочные облигации, выглядят намного слабее.

Именно поэтому казначейству США пора задуматься о выпуске заимствований с более длинным горизонтом, чем оно выпускало в последние годы. На сегодня 30-летние облигации являются самым долгосрочным долговым обязательством США. Тем временем, Испания успешно разместила 50-летние облигации под очень низкие проценты, а Ирландия, Бельгия и даже Мексика выпустили облигации со сроком погашения 100 лет. Конечно, нет гарантии, что в будущем ставки не упадут ещё больше, но идея в том, чтобы поток будущих процентных обязательств стал менее рискованным.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Многие левацкие полемисты указывают на Японию, у которой чистый госдолг равен примерно 140% ВВП, как на доказательство того, что значительное увеличение госдолга – отличная идея (даже несмотря на то, что рост экономики в этой стране анемичен). Подразумевается, что не надо вообще сильно беспокоиться по поводу размера госдолга, а тем более по поводу структуры сроков его погашения. На самом же деле, японские политики и экономисты крайне обеспокоены этой ситуацией и не рекомендуют другим государствам копировать долговую политику своей страны.

В Европе, по общему признанию, совсем другое положение, здесь намного выше безработица и намного более сильны аргументы в пользу сохранения мер монетарного стимулирования, несмотря на риск повышения стоимости обслуживания долга в будущем. Напротив, в США, где экономика переживает сейчас уверенное восстановление, лучшим решением может стать ускорение движения к нормализации долговой политики. Не стоит надеяться, что иностранные кредиторы будут сохранять терпение вне зависимости от направления американской политики.