STR/AFP/Getty Images

Разрядка Американо-Китайского торгового конфликта

ДЕЙВИС – Каждый год, начиная с 2000 года, когда кандидат в президенты Джордж Буш назвал Китай стратегическим “конкурентом” Соединенных Штатов, я встречал приход Рождества с чувством облегчения, что еще 12 месяцев удалось избежать Китайско-Американской торговой войны.

Но к январю, мое праздничное настроение обычно сменяется страхом, поскольку напряженность, подпитывающая риторику Буша – и причины, по которым он отклонил предпочитаемый Биллом Клинтоном ярлык “партнер” – никогда не были должным образом рассмотрены. И, как мы видим сейчас, за прошедшие годы, риски для мировой экономики стали только более зловещими.

Эскалация торговой войны между США и Китаем является ответом на три проблемы, которые американские лидеры давно сформулировали: потеря рабочих мест, конкуренция за технологии и предполагаемая китайская угроза национальной безопасности США.

Первая проблема – американская потеря рабочих мест в пользу Китая – рассматривается как побочный продукт профицита торгового баланса Китая, который США обычно стремились исправить, выступая за ревальвацию юаня. Но этот подход ошибочен; обменный курс является всего лишь одним из факторов, вызывающих торговый дисбаланс, и любая оценка юаня вряд ли изменит статус-кво в многополярном мире. Рассмотрим, например, что произошло после осуществления соглашения, достигнутого в Плазе, в 1985 году, которое привело к повышению стоимости йены: США купили меньше у Японии, но купили больше у других стран, в результате чего общий торговый дефицит в США остался практически неизменным.

Торговый дисбаланс между США и Китаем обусловлен структурными недостатками. В случае Китая, эти недостатки включают слабую систему социальной защиты, которая повышает ставки сбережений и отсталость государственной банковской системы, которая снизила инвестиции и отправила избыточные сбережения за рубеж. С другой стороны, для США растущие военные расходы и частые сокращения налогов создали экономические условия для торгового дефицита, а неэффективные программы корректировки только усугубили влияние торговли на рабочие места. Одержимость США оценкой юаня, как серебряная пуля для двустороннего торгового дисбаланса лишь отвлекла внимание от решения его реальных причин.

Вторая проблема, подталкивающая США и Китай к торговой войне, это конкуренция за технологии. В течение десятилетий, и особенно с середины 1990-х годов, Китай получал доступ к знаниям через совместные предприятия с китайскими партнерами, что являлось условием для доступа на его большой рынок. Многие руководители американских компаний, наконец, противостоят этой политике, жалуясь на то, что их “вынуждают” делиться своими технологиями. Этот хор жалоб настолько громкий, что технологическая “кража” для американцев может быть более серьезной проблемой, чем размер торгового дефицита США.

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

И все же, учитывая, что вовлеченные предприятия все являются добровольными участниками, такие термины, как “вынуждение” и “кража”, это лишь отвлекающий маневр. Более того, продукция, производимая совместными компаниями с иностранным капиталом, обычно пользуется монопольными ценами в Китае, выгода, которая еще больше ослабляет американский аргумент.

Тем не менее, лидеры Китая не должны быть глухими. В отсутствие антимонопольных соглашений, торговые споры с привлечением стороны, обладающей господством на рынке, обычно решаются лишь благодаря способности “жертвы” мобилизоваться для ответного удара. Учитывая, что правительство США сейчас действует в интересах американских фирм, промышленная политика Китая должна будет измениться соответствующим образом, особенно если европейские правительства последуют примеру Америки, на что некоторые способны.

Существует много причин, по которым нынешнее правительство США действует сейчас так агрессивно, но две из них следует отметить: во-первых, повышенное чувство уязвимости, пропорционально падению глобального влияния Америки; и, во-вторых, технологии, которые Китай на сегодняшний день приобретает у иностранных компаний, являются пограничными технологиями. Хотя Китай никогда не сможет стать поистине глобальным гегемоном (поскольку его рост совпадает с ростом Индии), США тем не менее чувствуют угрозу со стороны быстро растущего геостратегического присутствия Китая.

И это подводит нас к третьей проблеме США: национальной безопасности. Основополагающей гнева по поводу передачи технологий является то, что американская изобретательность когда-нибудь будет использована против американских интересов. Но это тоже можно решить. Например, США могли бы усилить процессы обзора, проводимые Комитетом по иностранным инвестициям в Соединенных Штатах (CFIUS). С большим количеством предоставляемых CFIUS исходных данных по типам иностранного партнерства и сделок, требующих федерального одобрения, США могли бы снизить риски ответного технологического удара.

Поскольку международный порядок переходит из эпохи гегемонии, возглавляемой США, к одной из многополярности, перекрещивающиеся сферы влияния увеличивают шансы экономических и политических трений. Глобальное процветание требует сохранения и укрепления многосторонней системы свободной торговли, и этого можно достичь только если будут гарантированы интересы национальной безопасности региональных держав.

Поэтому важно, чтобы лидеры как в США, так и в Китае признали сложность своих отношений. По таким вопросам, как ядерное нераспространение, обе стороны являются стратегическими партнерами, как утверждал Клинтон. Но в других областях, таких как исследования и разработки, ярлык Буша «конкурент» более уместен. Чтобы преодолеть этот разрыв и снизить напряженность, лидеры должны принять меры по укреплению доверия.

Для Китая, это могло бы означать обеспечение большей взаимности в торговых и инвестиционных отношениях с развитыми странами, вопреки статусу развивающейся страны от Всемирной торговой организации. Это также могло бы означать предоставление национального режима (того же процесса регистрации, что и для отечественных предприятий), для большего числа иностранных фирм и ослабления ограничений на иностранные приобретения китайских фирм в соответствии с национальной безопасностью.

Что касается США, то они должны прекратить отождествлять стратегическую конкуренцию (часто игру с нулевой суммой) с экономической конкуренцией (которая может быть нулевой суммой в краткосрочной перспективе, но создает обоюдные беспроигрышные результаты в долгосрочной перспективе). Национальный экономический динамизм и устойчивость являются результатом международной конкуренции, а не постоянной изоляции отечественных высокотехнологичных фирм.

Текущий Американо-Китайский торговый конфликт длится десятилетиями; его сдерживание потребует от обеих сторон признать, что старые способы мышления в торговле стали контрпродуктивными. Если обе стороны не начнут делать различие между экономической и стратегической конкуренцией, то торговая война между США и Китаем к Рождеству не закончится.

http://prosyn.org/1rg6k1Y/ru;

Handpicked to read next

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.