0

Университеты: возрождение или упадок?

«Университеты Европы в целом не способны предоставить интеллектуальную и творческую энергию, необходимую для того, чтобы улучшить плохие экономические показатели континента». Этим трагическим высказыванием начинается один новый памфлет, чей подзаголовок – «Возрождение или упадок» – был позаимствован мною для данных размышлений.

Два автора памфлета, Ричард Ламберт, бывший редактор газеты «Financial Times» и будущий генеральный директор Конфедерации британской промышленности, и Ник Батлер, вице-президент по стратегии и разработке политики компании British Petroleum, не являются выразителями интересов университетов. То, что они говорят о Европе, возможно, относится и к большинству других частей мира, за исключением Соединённых Штатов.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Ламберт и Батлер выделили основные четыре слабых места европейских университетов, с которыми нужно бороться. Они призывают:

• к большему разнообразию вместо сегодняшнего конформизма;

• к заинтересованности университетов в успехе, что подразумевает необходимость повышения их амбиций;

• к уменьшению бюрократичности и к повышению свободы и отчётности;

• и, самое главное, к более адекватному финансированию, чтобы приблизить уровень финансирования европейских университетов к уровню США в 2,6% ВВП: в Европе эта цифра в среднем в два раза меньше.

Не все посчитают основную мысль данного анализа убедительной. Почему необходимо такое внимание к университетам? Потому что, говорят, мы сейчас живём в «обществе знания». Возможно. Также является фактом и то, что университетское образование является лучшей гарантией для молодёжи найти работу в глобализованной среде, в которой информация является ключом к успеху.

Однако нет никакой уверенности в том, что системы образования, в которых 50% или более людей каждого поколения стараются получить университетский диплом, наиболее пригодны для того, чтобы справиться с острыми проблемами ХХI века. Многие профессии в действительности не являются «высоко технологичными», а скорее, словами англичанина Адера Тернера, «высоко контактными» – профессии сферы услуг, не требующие университетского образования. Ещё больше профессий находятся где-то посередине. Таким образом, гибкая система различных образовательных учреждений может быть предпочтительнее системы, которая позволяет одному из двух студентов получить диплом.

Даже если бы нам пришлось довольствоваться 25% студентов от каждого поколения, университетам Европы, да и многих других частей мира, всё ещё следовало бы бороться со своей неудачной тенденцией определять свои задачи в противопоставление миру бизнеса. Данная тенденция наносит ущерб и миру бизнеса, который лишается культурного богатства, присущего высшему образованию, и университетам, т.к. выводит их за пределы надлежащего им места в реальном мире.

Существует острая необходимость более адекватного финансирования высшего образования, включая оплату обучения студентами, до сих пор не пользующуюся популярностью во многих странах, за исключением США. Но одних только денег недостаточно. Одна из самых сильных сторон современных американских университетов заключается в природе отношений между людьми. Преподаватели относятся к своей работе серьёзно. Они работают вместе со студентами, а не ждут с нетерпением перерывов и отпусков, чтобы заняться своими собственными делами. Они настоящие преподаватели университетов, а не люди, которые ссылаются на «единство преподавания и исследований», чтобы сконцентрироваться на исследованиях, и надеются на то, что преподавание само о себе позаботится.

Fake news or real views Learn More

Более того, исследовательская атмосфера американских университетов характеризуется большим объёмом неформального сотрудничества. Люди встречаются не только в лабораториях и не семинарах, но и в залах отдыха и в кафетериях. Они не мучаются от различий в иерархическом статусе и не окружены ассистентами.

Они также не привязаны к узким проектам и к группам, формируемым вокруг них. Несмотря на жёсткую конкуренцию за университетские места, за место в журналах и в других средствах информации, да и за карьеру в целом, люди разговаривают друг с другом как коллеги. Это то, что нравится докторам наук и более высоким членам университетов, когда они посещают американские и, в меньшей степени, британские университеты. Это то, чего им не хватает, когда они возвращаются к старым плохим привычкам у себя дома. Как и во многих других сферах, университетам не только Европы, но и Японии, Южной Кореи и развивающихся регионов мира, включая Китай и Индию, необходимо ослабить свои жёсткие системы и привычки, чтобы избежать упадка и прийти к возрождению.