US soldiers take oath to the US army on an Iraqi destroyed tank in Iraq Eric BOUVET/Gamma-Rapho via Getty Images

Уроки войны в Ираке спустя 15 лет

МАДРИД – Прошло ровно 15 лет с момента начала одного из самых роковых эпизодов начала XXI века: войны в Ираке. После терактов 11 сентября 2001 года, французская газета Le Monde отлично отметила: “Nous sommes tous Américains” (“Мы все американцы”) и даже предсказала, что Россия станет основным союзником Америки. Но вторжение Президента США Джорджа Буша в Ирак в марте 2003 года, разбило эту перспективу вдребезги.

Exclusive insights. Every week. For less than $1.

Learn More

Теперь мы знаем, что война, помимо создания многочисленных текущих проблем на Ближнем Востоке, ознаменовала начало конца Американской гегемонии пост холодной войны. Мы также знаем, что, хотя это и было представлено как часть «войны с террором», основа вторжения была заложена задолго до 11 сентября.

Уже с января 1998 года, неоконсервативный Проект Новый Американский век (PNAC) направил письмо тогдашнему Президенту Биллу Клинтону, с призывом свергнуть Саддама Хусейна. И, одержав победу на президентских выборах в 2000 году, Буш объявил Ирак одним из основных своих приоритетов в области безопасности. Не случайно, администрация Буша включила десятерых из 25 подписавших основополагающие принципы PNAC, включая Дика Чейни как вице-президента и Дональда Рамсфелда как министра обороны.

Вскоре, администрация Буша стала одержима пропагандой идеи, что Ирак обладает оружием массового уничтожения, несмотря на отсутствие каких-либо убедительных доказательств. В сентябре 2002 года, Рамсфельд получил отчет разведки, который рассекречен сегодня, заявив, о “статусе программ ОМУ” в Ираке, что «отсутствие доказательств, не является доказательством их отсутствия». Это не имело никакого значения.

По всей видимости, если бы Соединенные Штаты действовали с большей осмотрительностью и строгостью, как советовал Ханс Бликс, глава Комиссии Организации Объединенных Наций по наблюдению, контролю и инспекции, Ближний Восток был бы спасен от многих страданий. В мае 2003 года, находясь на борту авианосца USS Авраам Линкольн, Буш выступил с речью перед баннером, провозглашавшим “Миссия выполнена”. Но если миссия состояла в том, чтобы освободить Ирак от террора, восстановить страну и повысить безопасность на всех уровнях, это был абсолютный провал.

Общепризнано, что война в Ираке вызвала гораздо больше проблем, чем решила. Выдающиеся американские политики, которые поддержали вторжение 2003 года, включая многих республиканцев, теперь, как и большинство американцевпризнают, что это была ошибка. Но, хотя вторжение 2003 года было глубоко ошибочной политикой, как по форме, так и по существу, хаос, который поглотил Ирак и остальную часть региона, обусловлен дополнительными ошибками, допущенными политиками США после того, как Саддам был отстранен от власти.

Прежде всего, была политика “дебаасификации” администрации Буша, которая стремилась устранить все следы нео-баасистского режима Саддама. Ирак является страной с шиитским большинством, но в политическом аппарате Саддама доминировали сунниты, многие из которых приобрели глубокие религиозные убеждения в период исламизации в 1990 годы. После исключения из процесса реконструкции, многие сунниты обратились к воинствующему сектантству.

Дебаасификация также привела к расформированию Иракской армии. Тысячи военнослужащих, внезапно лишенные дохода и статуса, нашли новую надежду в начавшемся Салафистском суннитском мятеже, возглавляемом “Аль-Каидой” в Ираке, предшественником Исламского государства (ИГИЛ). Восставшие выступали не только против оккупации США, но и их предполагаемых бенефициаров: главным образом Шиитского большинства.

Некоторые бывшие баасисты оказались в Американских фильтрационных лагерях, где была широко распространена неправомерная практика. Будучи интернированными в такие центры, как Кэмп -Букка в Юго-Восточном Ираке, экс-баасисты и салафиты объединялись, и военный опыт бывших объединился с идеологическим экстремизмом последних. К тому времени, когда ИГИЛ провозгласил свой “халифат” в 2014 году, примерно 17 из 25 основных командиров – включая лидера группы Абу Бакра аль-Багдади – находились в Американских центрах содержания под стражей в период с 2004 по 2011 год.

Между тем, сектантство создало хаос в Иракском правительстве, возглавляемом шиитами. В 2010 году, был переизбран нынешний премьер-министр Нури аль-Малики, хотя его коалиция “Государство закона” выиграла меньше мест, чем более умеренное Иракское Национальное движение во главе с Айадом Аллави. Администрация Барака Обамы могла бы принять решение, чтобы помочь Аллави сформировать правительство, но предпочла остаться в стороне, позволив Малики – предпочтительный выбор Ирана – удержать власть. Политика Малики становилась все более личностной, клиентурной и поляризующей, подпитывающей Салафистский джихадизм, который до выборов 2010 года выдержал несколько ударов.

Отказ администрации Обамы поддержать Алави стал предвестником его преждевременного ухода из Ирака в конце 2011 года. Оба этих решения проложили путь к джихадистскому мятежу, который уже переместился в соседнюю Сирию. Менее чем через три года, США были вынуждены вернуться в Ирак; вскоре после этого, они также начали вторжение в Сирию.

На сегодняшний день, после долгой и сложной кампании, ИГИЛ потеряло большую часть территории, которую оно когда-то захватило в Сирии и Ираке. Но последние 15 лет продемонстрировали, что мы не можем бездействовать. Лишение ИГИЛ его территории не устраняет идеологию, которая его поддерживает. Фактически, это может радикализировать его еще больше.

Забегая вперед, мы надеемся, что всеобщие выборы в Ираке в мае обеспечат правительство, которое будет преисполнено решимости править на основе консенсуса, поддерживать стабильность и защищать институты страны. Более того, следующему правительству придется наладить контакт с иракскими независимыми Курдами и найти приемлемый способ их интеграции в политический процесс.

В частности, для США один из самых важных уроков последних 15 лет заключается в том, что военные вмешательства, направленные на смену режима, почти всегда приводят к катастрофе, особенно в отсутствие разумного плана того, что будет дальше. Война в Ираке показала, что цена одностороннего отказа от дипломатических каналов может быть огромной

Будем надеяться, что администрация Трампа – в частности, госсекретарь США Майк Помпео – прислушается к этим урокам, так как напряженность в отношениях с Ираном накаливается. Растущее региональное влияние Ирана, во многом связано с ошибками Америки в Ираке, начиная с отказа от дипломатии. Подобный подход США к Ирану приведет к еще одному поколению – или более – беспорядков на Ближнем Востоке.

http://prosyn.org/lyJZYdo/ru;

Handpicked to read next