Senior couple running Paul Bradbury/Getty Images

Неравенство в жизни и в смерти

РЕЙКЬЯВИК – Как некоторые из людей живут дольше других, так и страны имеют разную среднюю продолжительность жизни. В самом низу шкалы находится Свазиленд, единственная страна в мире, где новорожденный все еще не может рассчитывать на то, что достигнет 50-летнего возраста. А на самом верху – Гонконг, где родившийся сегодня может надеяться дожить до 84 лет.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

В 1960 году страны мира можно было разделить на две группы на основании уровня смертности. В странах одной группы средняя продолжительность жизни была низкой, от 28 лет в Мали до менее чем 50 – в Сальвадоре. А для стран второй, гораздо менее многочисленной группы была характерна высокая средняя продолжительность жизни – до 73 лет в Норвегии, Исландии, Нидерландах и Швеции.

С тех времен эту североевропейскую группу обогнал Гонконг, а также Япония (84 года), Италия (83), Испания (83) и Швейцария (83). Сегодня жители Гонконга могут ожидать, что их дети проживут на 17 лет дольше, чем в 1960 году. Японские новорожденные могут рассчитывать на 16 дополнительных лет жизни, а новорожденные исландцы – на десять лет.

В значительной степени этот рост продолжительности жизни во всем мире – результат снижения детской смертности. И более заметно удлинилась жизнь женщин, которые, как правило, живут в среднем на три года дольше мужчин. Например, в Исландии средняя продолжительность жизни мужчин и женщин составляет 81 и 84 года соответственно.

Но продолжительность жизни внутри стран тоже может быть очень разной для богатых и бедных людей. Согласно новому исследованию двух исследователей из Массачусетского технологического института, 1% самых богатых американских мужчин, как правило, живут почти на 15 лет дольше, чем 1% самых бедных, а для 1% самых богатых американок разрыв с бедными составляет 10 лет.

Более того, этот разрыв со временем увеличился. За последние 15 лет средняя продолжительность жизни 5% самых богатых американцев увеличилась на два года для мужчин и три года для женщин. За тот же период средняя продолжительность жизни 5% самых бедных американцев увеличилась всего на три месяца для мужчин и почти не увеличилась для женщин.

Как и недавние сообщения об ухудшении здоровья многих американцев, эта разница в продолжительности жизни, по-видимому, отражает не только неравенство доходов и богатства, но и неравный доступ к здравоохранению. И все же президент США Дональд Трамп и республиканцы Конгресса, похоже, намерены лишить 23 миллиона американцев медицинского страхования, отменяя и заменяя Закон о доступном медицинском обслуживании (Obamacare) от 2010 года

Если им это удастся, продолжительность жизни в Соединенных Штатах, скорее всего, будет продолжать снижаться по сравнению с другими развитыми странами. Например, с 1960 года и по настоящее время средняя продолжительность жизни в США увеличилась с 70 до 79 лет, тогда как в Италии она увеличилась с 69 до 83 лет. В то время как в 1960 году средний американец жил на один год дольше, чем средний итальянец, теперь средний итальянец живет на четыре года дольше, чем средний американец.

Средняя продолжительность жизни в США увеличивалась медленнее, чем в Европе, отчасти потому, что многие белые американцы среднего возраста с 1999 года стали жить меньше из-за заболеваний, связанных с образом жизни, передозировок опиоидов и самоубийств. Фактически с 1981 года только передозировки опиоидов унесли почти столько же жизней, сколько ВИЧ/СПИД.

Для любой большой группы людей в современном обществе такое снижение продолжительности жизни – крайне редкое явление. Единственные случаи такого снижения в последние десятилетия – в России после краха коммунизма и в Африке после начала эпидемии ВИЧ/СПИД.

Таким образом, усиление неравенства – это не просто вопрос дохода, богатства и власти; это, в буквальном смысле, вопрос жизни и смерти. Этим можно объяснить, почему неравенство в последние годы заняло первое место на политической повестке дня в США и Европе. В своей кампании на праймериз Демократической партии в 2016 году сенатор от Вермонта Берни Сандерс, самопровозглашенный социалист, осудил рост неравенства в Америке и действительно добился гораздо большего успеха в президентской гонке, чем ожидали многие. И Трамп – как и кампания за выход Великобритании из ЕС – получил поддержку многих избирателей, считающих, что они оказались на обочине жизни.

Международный валютный фонд, несмотря на то что он был основан в 1945 году, только недавно стал уделять достаточное внимание распределению доходов и богатства в своих странах-членах. Поняв, наконец, что неравенство может препятствовать экономическому росту, МВФ начал обсуждать связь неравенства и роста с некоторыми из своих членов.

Некоторые наблюдатели пренебрежительно высказались об МВФ из-за этого нового подхода, утверждая, будто увеличение неравенства просто отражает то, за что проголосовали люди. Но люди, заявляющие, что неравенство есть нечто желательное, подобны тем, кто утверждает, будто безработными люди всегда становятся по собственной воле – как до сих пор настаивают некоторые экономисты.

На самом деле, когда возрастает неравенство, страдает демократия, поэтому снижение позиции США в одном известном рейтинге мировых демократий не особенно удивительно. Большинство людей не хотят быть безработными, оставаться на обочине жизни или сокращать себе жизнь. Это только тем, кто фабрикует выбор избирателей, так кажется.

http://prosyn.org/KdeBiHg/ru;

Handpicked to read next

  1. Chris J Ratcliffe/Getty Images

    The Brexit Surrender

    European Union leaders meeting in Brussels have given the go-ahead to talks with Britain on post-Brexit trade relations. But, as European Council President Donald Tusk has said, the most difficult challenge – forging a workable deal that secures broad political support on both sides – still lies ahead.

  2. The Great US Tax Debate

    ROBERT J. BARRO vs. JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS on the impact of the GOP tax  overhaul.


    • Congressional Republicans are finalizing a tax-reform package that will reshape the business environment by lowering the corporate-tax rate and overhauling deductions. 

    • But will the plan's far-reaching changes provide the boost to investment and growth that its backers promise?


    ROBERT J. BARRO | How US Corporate Tax Reform Will Boost Growth

    JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS | Robert Barro's Tax Reform Advocacy: A Response

  3. Murdoch's Last Stand?

    Rupert Murdoch’s sale of 21st Century Fox’s entertainment assets to Disney for $66 billion may mark the end of the media mogul’s career, which will long be remembered for its corrosive effect on democratic discourse on both sides of the Atlantic. 

    From enabling the rise of Donald Trump to hacking the telephone of a murdered British schoolgirl, Murdoch’s media empire has staked its success on stoking populist rage.

  4. Bank of England Leon Neal/Getty Images

    The Dangerous Delusion of Price Stability

    Since the hyperinflation of the 1970s, which central banks were right to combat by whatever means necessary, maintaining positive but low inflation has become a monetary-policy obsession. But, because the world economy has changed dramatically since then, central bankers have started to miss the monetary-policy forest for the trees.

  5. Harvard’s Jeffrey Frankel Measures the GOP’s Tax Plan

    Jeffrey Frankel, a professor at Harvard University’s Kennedy School of Government and a former member of President Bill Clinton’s Council of Economic Advisers, outlines the five criteria he uses to judge the efficacy of tax reform efforts. And in his view, the US Republicans’ most recent offering fails miserably.

  6. A box containing viles of human embryonic Stem Cell cultures Sandy Huffaker/Getty Images

    The Holy Grail of Genetic Engineering

    CRISPR-Cas – a gene-editing technique that is far more precise and efficient than any that has come before it – is poised to change the world. But ensuring that those changes are positive – helping to fight tumors and mosquito-borne illnesses, for example – will require scientists to apply the utmost caution.

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now