8

Гарантии будущего для ООН

ШАНХАЙ – На фоне растущей фрагментации современного международного порядка особую важность приобретают сильные институты глобального управления, помогающие решать стратегические, экономические проблемы мира, а также проблемы устойчивого развития. Но редко когда существующие институты, прежде всего, ООН, были так слабы.

ООН дееспособна, но испытывает серьёзные трудности. В частности, всё больше стран относятся к этой организации как к пристройке с вежливыми дипломатами, они ищут решения основных глобальных проблем в других местах. Мы убедились в этом, решая такие проблемы, как Сирия, Иран, Северная Корея, терроризм, кибербезопасность, беженцы, миграция, Эбола, а также начинающийся кризис в финансировании гуманитарной помощи.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

У ООН по-прежнему много сильных стороны, но у неё есть и очевидная структурная слабость. Растёт разрыв между тем, что эта организация хочет делать, и тем, что она реально делает. Однако мир нуждается в ООН, которая не только продумывает политику, но и занимается её реализацией на местах.

ООН имеет значение, причём очень большое. Это важнейший компонент послевоенного мирового порядка. Если роль ООН будет падать (если она медленно будет превращаться «в очередное НКО»), тогда в будущем государства мира начнут менять свои фундаментальные представления о том, как надо вести дела между собой. Односторонние подходы и закон джунглей – символы уже далёкого прошлого – вернутся в международные отношения.

ООН уже демонстрировала свою способность преображаться. Но сейчас ей надо сделать это, исходя из необходимости, а не ради удобства. ООН должна срочно пересмотреть свои функции, структуру и механизмы финансирования, с тем чтобы максимально повысить измеряемую результативность работы во всех сферах своей компетенции – от мира и безопасности до устойчивого развития, прав человека и гуманитарных операций.

В частности, следующему генеральному секретарю ООН следует предпринять несколько важнейших шагов. Во-первых, он – или она – должен собрать саммит, на котором государства-члены ООН подтвердят свою приверженность фундаментальному принципу многосторонности (по аналогии с конференцией 1945 года в Сан-Франциско, где делегаты согласовали учредительные документы ООН). Такой саммит позволит подчеркнуть критически важные преимущества сотрудничества и дать отпор возникшим недавно взглядам, будто многосторонние подходы – это просто лишн��й груз.

Кроме того, новый генеральный секретарь должен подчеркнуть роль ООН в строительстве мостов между великими державами, особенно в напряжённые моменты, а также роль великих держав, дающих ООН возможность приносить пользу международному сообществу в целом.

В-третьих, генеральному секретарю следует воспользоваться статьёй 99 Устава ООН. Это значит, что надо предлагать новые инициативы для решения проблем с глобальным лидерством, даже в тех случаях, когда существующие инициативы не работают. Это значит, что надо создать всеобъемлющую доктрину предупреждения, в которой сделан акцент на продуманном долгосрочном политическом планировании, с тем чтобы ООН могла предотвращать будущие кризисы (или, по крайней мере, готовиться к ним), а не просто реагировать на чрезвычайные ситуации, когда они уже возникли.

В частности, такая повестка должна включать в себя борьбу с терроризмом и экстремизмом; повышение кибербезопасности; ограничение распространения автономных систем летального вооружения; соблюдение международного гуманитарного законодательства в контексте войны (это абсолютный приоритет); разработку всеобъемлющих подходов к планетарным ограничениям и экологическому следу человечества, особенно в океанах.

Новое руководство ООН должно также внедрять эффективные процессы и организационные механизмы для реализации существующих крупных инициатив, в том числе «Целей устойчивого развития» (ЦУР). Невыполнение ЦУР, включающих в себя 17 общих целей и 169 конкретных задач, станет приговором самому смыслу существования (raison d'étre) ООН.

Для предотвращения такого исхода потребуется новый глобальный договор между ООН, глобальными и региональными банками развития, а также частными источниками финансирования с целью выделения средств на ЦУР. То же самое касается и реализации Парижского климатического соглашения 2015 года: для этого потребуются масштабные инвестиции в повышение энергоэффективности и в возобновляемые источники энергии, с тем чтобы не допустить роста глобальных температур выше 2º по Цельсию.

Разнообразные аспекты повестки дня ООН – мир и безопасность, устойчивое развитие, права человека, гуманитарные вопросы – должны быть структурно интегрированы в один стратегический континуум, а не оставаться жёстко замкнутыми в себе институциональными направлениями. Мультидисциплинарные группы «Команда ООН» могут быть размещены на местах, с тем чтобы разрушать ведомственные барьеры и противостоять соответствующим вызовам. Такие группы могли бы работать под общим мандантом со всеми агентства ООН, а их работой мог бы руководить операционный директор ООН в каждой стране.

Пятым шагом должна стать полная и равная интеграция женщин в работу над всеми пунктами повестки дня ООН, а не только в отдельных сферах, касающихся «женских» вопросов. Если этого не сделать, пострадает мирный процесс, безопасность, процессы развития, права человека, а также уже и без того слабеющий рост мировой экономики. По данным опубликованного в 2015 году доклада McKinsey, повышение гендерного равенства в мире позволит увеличить глобальный ВВП на $12 триллионов к 2025 году.

Аналогичным образом, следует повышать участие молодёжи в процессах принятия решений ООН, причём не в виде патерналистского факультатива, а так, чтобы дать им возможность помочь формированию их собственного будущего. Молодежь (то есть те, кто моложе 25 лет) сейчас составляет 42% мирового населения, и эта цифра растёт. В частности, нам нужны новые меры борьбы с молодёжной безработицей, поскольку применяемые сейчас подходы не работают.

Если говорить в более широком смысле, должна измениться культура ООН (может быть, для этого нужна новая структура вознаграждений), с тем чтобы приоритет получила работа на местах, а не в штаб-квартирах; чтобы воплощались в жизнь рекомендации докладов, а не просто публиковались новые доклады; чтобы можно было измерять результаты на местах, а не просто считать количество проведённых конференций ООН.

Наконец, новый генеральный секретарь должен думать практично, понимая, что способность ООН эффективно и гибко действовать будет всегда натыкаться на бюджетные ограничения. Нет смысла надеяться, что когда-нибудь волшебным образом вновь наступит бюджетный рай. Этого не будет.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Помимо этих конкретных вещей, есть два ключевых вопроса по поводу будущего ООН: Смогут ли совещательные органы ООН на фоне дефицита глобального управления в XXI веке выйти на сцену и принять важные решения, соответствующие ситуации? И смогут ли институциональные механизмы ООН эффективно воплотить принятые политические решения?

С достаточной политической волей, с сильным руководством и чёткой, целевой программой реформ ООН сможет и дальше оставаться опорой стабильного, справедливого и устойчивого глобального порядка. Альтернативой этому является мягкое забвение, институциональное разложение и импотенция перед лицом великих вызовов нашего времени. Это будет означать рост нестабильности мира для всех нас.