Украинский секретный оборот

Когда президент страны обвиняется в том, что он заказал убийство журналиста – а именно такие слухи ходят о президенте Украины Леониде Кучме, - трудно себе представить, что дела в стране идут на поправку. Тем не менее, в Украине все именно так и происходит. С 1991 по 1999 гг. она переживала устойчивый экономический спад, а в 2000 г. вдруг был зарегистрирован 6%-ый рост экономической активности, который в первой половине 2001 г. вырос до 9%. Страна внезапно начала осуществлять стандартную программу радикальных реформ, хотя до этого в течение многих лет нерешительно проводила лишь частичные реформы. Самое любопытное то, что такие кардинальные реформы вообще стали политически возможны. Двери настоящим реформам открыл Российский финансовый кризис августа 1998 г., поскольку Украина, вслед за Россией, приблизилась к кризису неплатежей, и это заставило правительство проводить политику строгой экономии. Цинизм и апатия еще больше подрывали экономику. В конце 1999г. центристские партии и партии правого крыла объединились в широкую коалицию для того, чтобы поправить дела в Украине. Улучшение последовало без промедления. На должность премьер-министра был избран Виктор Ющенко – единственный герой первого десятилетия независимости Украины, заслуживший это звание за то, что обеспечивал стабильность валюты, работая долгое время в качестве председателя Центробанка страны. Став премьер-министром, Ющенко начал проводить широкомасштабные реформы, причем довольно быстро. Любопытно, что его главным доверенным лицом в проведении реформ была Юлия Тимошенко, один из самых состоятельных и влиятельных украинских олигархов, начавшая жестокую атаку на своих конкурентов. Ющенко заставил расточительные правящие круги Украины потуже затянуть ремни, для того чтобы добиться незначительной избыточности бюджета. Вопреки подразумеваемой необходимости в финансовой стимуляции, строгая экономия предвещала рост, поскольку в прошлом избыточные государственные средства исчезали в карманах олигархов. Сбалансированный бюджет выравнивает игровое поле для бизнеса, увеличивая конкуренцию и, соответственно, производство. Многие годы все кричали о том, что Украине не удается собрать государственный доход, но на самом деле, ее министерство финансов собирало слишком много денег – около 40% от официально заявляемого валового внутреннего продукта, а это гораздо больше, чем в США. Такие высокие налоги платили не олигархи, а малые и средние предприниматели, которые помимо всего прочего вынуждены давать большие взятки бюрократам. Таким образом, Ющенко начал оздоровление финансов со значительного сокращения налогов. Введение простого фиксированного налога для отдельных предпринимателей дало жизнь миллионам предприятий, а с жаждущими взяток инспекциями в области бизнеса велась нешуточная борьба. Как только малый бизнес стал расти, Ющенко сосредоточил свое внимание на олигархах. Искусство быть олигархом заключается в том, чтобы повернуть правительственные решения таким образом, чтобы государственную собственность и богатства легально сделать своими. Ющенко предпринял действия по улучшению процедур принятия решений в правительстве, которые, как известно, были составлены олигархами с учетом своих личных интересов. Отныне стало невозможно подделать подпись премьер министра. Втихаря, украинское правительство приватизировало много больших предприятий. До президентских выборов в 1999г. ведущий украинский олигарх Григорий Суркис захватил четвертую часть всех региональных предприятий, занимающихся распределением электроэнергии. Параллельно с этим, зять президента Кучмы Виктор Пинчук завладел правом собственности на пять больших металлургических заводов. В 2000 г. Украина продала четыре крупных нефтеперерабатывающих завода: три из них – различным Российским нефтяным корпорациям, и один – казахстанской нефтяной компании «Казах Ойл», и так далее. Внезапно, некогда бесхозные промышленные гиганты заимели конкретных хозяев, желающих делать деньги. Благотворное влияние принесло свои плоды. Приватизированные украинские сталелитейные заводы начали крупную кампанию по увеличению экспорта. Зарубежные нефтяные компании активно поддерживали переработку нефти в Украине, обеспечивая самодостаточность страны в отношении дорогих нефтепродуктов и резко сокращая затраты на импорт нефти. Поскольку зарубежные нефтяные компании не могут требовать правительственных субсидий, то с олигархом, живущим в роскоши за счет субсидий на импорт (Александр Волков), больше не считаются. Распределение электроэнергии в Украине было настоящей экономической нелепостью. В то время как электростанции принадлежали государству, плату с конечных потребителей взимали предприятия по распределению электроэнергии, но часто по бартеру, уходя, таким образом, от оплаты государственным электростанциям. Общая сумма неоплаченных счетов превышала 1 миллиард американских долларов в год. Когда Суркис возник в качестве владельца такого большого количества региональных предприятий по распределению электроэнергии, заместитель премьер-министра по энергетике Юлия Тимошенко заставила Суркиса оплатить счета, так же как и налоги, реальными деньгами. Олигарх Игорь Бакай пару лет назад заявил, что все действительно богатые люди в Украине сделали свои деньги на импорте газа из России, и это справедливо в отношении Бакая, Волкова, Тимошенко, Суркиса и Пинчука. В общей сложности, управляющие российского Газпрома и несколько украинских олигархов делили между собой около 3 миллиардов долларов США в год. Именно Тимошенко систематически подрывала и разрушала этот теневой бизнес до тех пор, пока ее друзья олигархи не вынудили ее уйти из правительства и добились ее ареста за предполагаемую коррупцию. В частности, Тимошенко вытеснила из этого бизнеса Бакая. Увы, Тимошенко была свергнута прежде, чем она смогла реформировать угольную промышленность, которая чрезвычайно криминализирована, так как получает государственные субсидии. Угольная отрасль, возглавляемая руководителем Донецкой области и руководителем налоговой службы (!), образует третью основную группу олигархов наряду с Пинчуком и Суркисом. Остальные были разорены реформами. Украинская история не закончена, но удивительные реформы состоялись, несмотря на ее теневых политиков, а успех всегда сопутствует успеху. И хотя журналисты украинских газет и телевидения не стали независимыми, люди узнают об этих изменениях, и даже в условиях усеченной украинской демократии с мнениями простых людей сейчас считаются. Таким образом, в стране, где большинство руководителей воспринимается как мошенники, честный руководитель является диковинкой. В начале этого года Ющенко был свергнут коалицией левых и правых сил в парламенте, действующей в согласии с президентом Кучмой, который был сильно заинтересован в том, чтобы премьер министр Ющенко был отстранен от власти. Однако, будучи в отставке, Ющенко становится все более и более популярным. В полуреформированных посткоммунистических или развивающихся обществах олигархи, использующие государство в своих интересах, являются наибольшей проблемой. Однако с ними можно справиться, используя конкуренцию. Вместо того чтобы заключать с ними соглашения, реформаторам следует научиться стравливать их друг с другом, чтобы стимулировать конкуренцию, что и сделал Ющенко. Когда в стране дела идут из рук вон плохо, ее экономика становится простой. Однако политическая жизнь остается напряженной.
http://prosyn.org/LeeCKUj/ru;
  1. Television sets showing a news report on Xi Jinping's speech Anthony Wallace/Getty Images

    Empowering China’s New Miracle Workers

    China’s success in the next five years will depend largely on how well the government manages the tensions underlying its complex agenda. In particular, China’s leaders will need to balance a muscular Communist Party, setting standards and protecting the public interest, with an empowered market, driving the economy into the future.

  2. United States Supreme Court Hisham Ibrahim/Getty Images

    The Sovereignty that Really Matters

    The preference of some countries to isolate themselves within their borders is anachronistic and self-defeating, but it would be a serious mistake for others, fearing contagion, to respond by imposing strict isolation. Even in states that have succumbed to reductionist discourses, much of the population has not.

  3.  The price of Euro and US dollars Daniel Leal Olivas/Getty Images

    Resurrecting Creditor Adjustment

    When the Bretton Woods Agreement was hashed out in 1944, it was agreed that countries with current-account deficits should be able to limit temporarily purchases of goods from countries running surpluses. In the ensuing 73 years, the so-called "scarce-currency clause" has been largely forgotten; but it may be time to bring it back.

  4. Leaders of the Russian Revolution in Red Square Keystone France/Getty Images

    Trump’s Republican Collaborators

    Republican leaders have a choice: they can either continue to collaborate with President Donald Trump, thereby courting disaster, or they can renounce him, finally putting their country’s democracy ahead of loyalty to their party tribe. They are hardly the first politicians to face such a decision.

  5. Angela Merkel, Theresa May and Emmanuel Macron John Thys/Getty Images

    How Money Could Unblock the Brexit Talks

    With talks on the UK's withdrawal from the EU stalled, negotiators should shift to the temporary “transition” Prime Minister Theresa May officially requested last month. Above all, the negotiators should focus immediately on the British budget contributions that will be required to make an orderly transition possible.

  6. Ksenia Sobchak Mladlen Antonov/Getty Images

    Is Vladimir Putin Losing His Grip?

    In recent decades, as President Vladimir Putin has entrenched his authority, Russia has seemed to be moving backward socially and economically. But while the Kremlin knows that it must reverse this trajectory, genuine reform would be incompatible with the kleptocratic character of Putin’s regime.

  7. Right-wing parties hold conference Thomas Lohnes/Getty Images

    Rage Against the Elites

    • With the advantage of hindsight, four recent books bring to bear diverse perspectives on the West’s current populist moment. 
    • Taken together, they help us to understand what that moment is and how it arrived, while reminding us that history is contingent, not inevitable


    Global Bookmark

    Distinguished thinkers review the world’s most important new books on politics, economics, and international affairs.

  8. Treasury Secretary Steven Mnuchin Bill Clark/Getty Images

    Don’t Bank on Bankruptcy for Banks

    As a part of their efforts to roll back the 2010 Dodd-Frank Act, congressional Republicans have approved a measure that would have courts, rather than regulators, oversee megabank bankruptcies. It is now up to the Trump administration to decide if it wants to set the stage for a repeat of the Lehman Brothers collapse in 2008.