A family of West Indian immigrants arrive to Britain Evening Standard/Getty Images

Расплата за популизм

ЛОНДОН – Этой весной консервативному правительству британского премьер-министра Терезы Мэй пришлось узнать, насколько мощными – и длительными – могут быть незапланированные последствия политических решений. За последнее время возникли сразу две проблемы, связанные с границами Великобритании: первая из них касается иммиграции, а вторая – границы с Республикой Ирландия. Пока что эти проблемы не привели к снижению поддержки правительства, но это, по всей видимости, произойдёт. И, конечно, они сократят остатки мягкой силы Британии.

Истоки иммиграционной проблемы лежат в событиях 70-летней давности, когда начали прибывать первые волны карибских иммигрантов в Британию. Правительство пригласило их в страну после Второй мировой войны с целью компенсировать дефицит рабочей силы и заполнить пустовавшие вакансии в Национальной службе здравоохранения (NHS) и других отраслях.

По имени первого корабля, который их привёз в Британию, эти иммигранты получили название «поколение Windrush». Они въехали в страну по паспортам своих государств: будучи гражданами британских колоний, они юридически считались также гражданами Британии. Им не нужно было предпринимать никаких дополнительных шагов для получения гражданства именно Великобритании, равно как и их детям, чей въезд в страну был зарегистрирован лишь на бумажных карточках прибытия.

Однако теперь правительство Британии решило, что эти люди, давно являющиеся гражданами страны, совершенно не являются её гражданами, потому что у них нет необходимых документов. Данная административная ошибка возникла, видимо, из-за уничтожения старых карточек о прибытии, которые хранились где-то в шкафах МВД.

Правительство Мэй теперь неловко пытается урегулировать один позорный инцидент за другим. Пожилым людям отказывают во въезде в Британию, в страну, которую они считают своим несомненным домом, когда они возвращаются в неё после посещения родственников, например, на Ямайке. Других подвергают бесчеловечным задержаниям, или же им отказывают в бесплатном лечении в NHS, причём даже от рака.

Британия, может быть, и не является фундаментально расистской страной, но на протяжении уже нескольких десятилетий крайне правые политики-националисты с помощью подстрекательской риторики разжигают здесь антииммигрантские настроения, направленные, прежде всего, против выходцев из стран Южной Азии и Вест-Индии. Можно привести наиболее известный пример: ровно 50 лет назад Энох Пауэлл, член парламента от Консервативной партии, выступил со своей отвратительной речью о «реках крови». В ней он предупреждал, что через 15 или 20 лет «чёрный человек будет повелевать белым человеком».

What do you think?

Help us improve On Point by taking this short survey.

Take survey

Но оставим в стороне подстрекательскую риторику Пауэлла. Его речь стала результатом систематического роста давления на политиков с требованием занять более жёсткую позицию в вопросах иммиграции. И этот процесс продолжается до сих пор. Правительство Мэй обещает сейчас не только снизить нелегальную иммиграцию, но и сократить общий размер иммиграции в страну до менее 100 тысяч человек в год.

Эта цифра до смешного мала: она примерно вполовину меньше нынешнего уровня иммиграции в Британию из стран за пределами ЕС (ещё 90 тысяч человек в год приезжают из стран Евросоюза). Достижение уже этой цели выглядит невозможным, однако Мэй настаивает ещё и на учёте в качестве мигрантов иностранных студентов, хотя они прибывают в Британии только на время своего обучения.

Впрочем, проблемность подходов Мэй к вопросам иммиграции этим не ограничивается. В 2013 году, когда Мэй была министром внутренних дел, она выступила с идеей создания «враждебной обстановки» для нелегальных иммигрантов. Данная политика, по мнению многих, отравила атмосферу для всех людей с тёмным цветом кожи. Тем самым, политический конфуз лишь нарастает.

Что касается других министров правительства, то их стыдливые извинения за «скандал Windrush» привлекли особое внимание, поскольку вся эта история разгорелась как раз в тот момент, когда в Лондон приехали главы правительств стран Содружества на конференцию, проводимую раз в два года. На фоне множества сообщений о плохом обращении МВД с гражданами, рождёнными в некарибских странах Содружества (а это свидетельствует о том, что проблема, видимо, касается не только группы населения, получившей название Windrush), мы, вероятно, можем ожидать новых извинений.

Впрочем, управление иммиграцией не является единственной пограничной проблемой правительства Мэй. Ей ещё предстоит найти пути решения вопроса о будущем наземной границы Великобритании и Республики Ирландии после выхода страны из Евросоюза.

Когда правительство Мэй объявило о своих твёрдых намерениях осуществить Брексит, оно пояснило, что страна выйдет также из «Общего рынка» и таможенного союза ЕС, но не подумало при этом о последствиях этого решения для границ Британии. Такое решение совершенно не требовалось результатами референдума о Брексите в июне 2016 года. Напротив, эта красная черта была проведена правительством самостоятельно и (как и сам референдум) преследовала простую цель – удовлетворить чаяния крайне правых членов Консервативной партии.

«Жёсткий Брексит» будет иметь серьёзные последствия для британской экономики. В таможенные союзы обычно входят соседние страны, которые торгуют через границы, свободные от пошлин и квот, и применяют одинаковые пошлины, торгуя с третьими странами. В мире регулярно создавались таможенные союзы, но ни один из них не был таким же успешным, как таможенный союз ЕС.

Правительство Мэй заявляет, что выход из таможенного союза позволит Британии заключать собственные торговые соглашения. Но будучи членом ЕС, Британия уже имеет доступ на благоприятных условиях примерно к 70% мировых рынков. Не очень понятно, каким образом, по мнению правительства Мэй, Британия сможет добиться лучшего результата, действуя самостоятельно.

Ситуация усугубляется тем, что сама Мэй, агитируя за сохранение членства страны в ЕС накануне референдума, утверждала, что не может быть виртуальной границы между странами, в которых введены разные пошлины. Если Британия, включая Северную Ирландию, выйдет из таможенного союза, а Республика Ирландия в ней останется, тогда между ними должна будет появиться жёсткая граница.

Однако появление такой границы грозит отменой «Соглашение Страстной пятницы», на которое уже два десятилетия опирается мир в Северной Ирландии. Между тем, правительство Мэй не предложило никакого убедительного альтернативного решения для управления отношениями между странами с двумя разными таможенными режимами, но без границы.

Политической позёрство часто выглядит очень выгодным. Но правительство Мэй теперь ежедневно получает напоминания о том, насколько серьёзными могут быть последствия выбора такой позиции, в которой нет никаких содержательных мыслей о будущем.

http://prosyn.org/AKY1Uk0/ru;

Handpicked to read next

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.