0

Два тоста за модель Рейнланда

Не так давно, немцы и другие континентальные европейцы расценивали американских "рабочих, живущих за чертой бедности", а так же плачевное состояние сферы коммунального обслуживания в Великобритании, как дефекты, возможно являющиеся ценой, которую англосаксонские страны неизбежно должны платить за свою жесткую форму капитализма. С другой стороны, сами европейцы (в особенности немцы) высоко ценили "модель Рейнланда" - рыночная экономика, при которой основа социального правосудия подчиняет себе экономический успех.

Так, когда канцлер Герхард Шредер в начале своего первого срока правления подписал так называемый документ Блэра-Шредера, положивший основу соглашению с британским премьер-министром Тони Блэром по либерализации реформ, он добился его издания в Лондоне и ограничения в Берлине. Схожим образом и Лиссабонская программа Европейского союза по экономической либерализации в действительности никогда не была воспринята всерьез Германией, Францией и большинством других стран континента.

Как же все-таки все изменились за последние пять лет! Сегодня совсем немного людей, если кто-либо вообще, упоминают модель Рейнланда с таким удовольствием.

На сегодняшний день дела обстоят так, что немецкая экономика отстает от большинства других европейских государств, и почти все экономические системы европейских стран плетутся за Великобританией и Соединенными Штатами. Поскольку немецкие компании перемещают производство в низкооплачиваемые страны Восточной Европы или Азии, уровень безработицы стал довольно высоким и все еще продолжает расти. В Германии начинает воцаряться "неизмененный капитализм". Прибыльные компании закрываются, если их доходы падают ниже международных стандартов. Зарплаты менеджеров, включая затраты на провалившихся или ушедших директоров, достигли нового, еще более высокого уровня.