0

Перевернуть страницу в Мексике

Через три месяца после того, как новый президент Мексики Фелипе Кальдерон вступит в должность, многие сочтут это сомнительной честью. Это, возможно, два единственных несомненных факта в политике Мексики на данный момент. При том, что цены на нефть выше чем когда-либо, премии странового риска ниже чем когда-либо, денежные переводы из-за границы, доходы от туризма и иностранные инвестиции достигли небывало высокого уровня, а ежегодный рост ВВП оценивается в 4,2% в этом году, у мексиканцев – во многих отношениях – никогда еще дела не обстояли так хорошо.

Действительно, после десяти лет непрерывной макроэкономической стабильности – то, чего Мексика не испытывала с 1960-х гг. – средний класс значительно вырос, и недорогой банковский кредит теперь доступен миллионам тех, кому в прошлом было отказано. И все же, несмотря на эти очевидные изменения, бедность остается широко распространенной, неравенство глубоким, а социальное негодование усиливается. Вот почему оппонент Кальдерона на июльских президентских выборах, популист Андрес Мануэл Лопес Обрадор получил такой большой процент голосов по сравнению с предыдущим высшим достижением мексиканских левых на выборах 2000 года. Но этого было недостаточно, чтобы победить на выборах, которые по мнению Лопеса Обрадора и его покровителей были у них в кармане.

Чрезвычайно напряженная борьба – Кальдерон победил с преимуществом в 0,5% голосов – и глубокое разочарование, перенесенное Лопесом Обрадором и его сторонниками, привели к тому, что они решили оспорить решение избирательных властей Мексики и отказались признать победу Кальдерона. Вместо этого Лопес Обрадор, бывший мэр Мехико, и его сторонники потребовали пересчета голосов, на что избирательные законы страны не дают мандата – хотя это и не запрещено. Избирательный Суд, однако, решил иначе. Вот какую позицию занимает в настоящее время Мексика: беспорядок во всех отношениях без какого-либо ясного решения.


В конечном счете, ответ несомненно кроется в преобразовании мексиканских левых, и частично также мексиканских правых. В течение многих лет и те и другие фактически относились к Институционно-Революционной Партии (PRI), которая правила Мексикой на протяжении семи десятилетий. Та эпоха закончилась в 2000 году и больше не вернется. В настоящее время правые и левые, так же как и сама PRI, все являются отдельными организациями, и им всем предстоит провести большие преобразования.