2

Школы надежды

ЛОНДОН – Сегодня, 20 июня, Всемирный день беженцев – мы отмечаем мужество и храбрость тех, кому пришлось покинуть свою родину. Сегодня я буду думать о Мохаммеде, сирийском беженце, которого я встретила в мае во время визита в Источскую начальную школу в турецком Стамбуле.

В этой шумной школе, с трудом вмещающей уже и так большое количество местных детей, я наблюдала за Мохаммедом. Он  сидел в последних рядах класса, заканчивая  свой рисунок. В классе рисовали артефакты из музеев, живо обсуждая важность сохранения культурного наследия.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Мохаммед как раз закончил рассказ о том, как его одноклассники помогли ему выучить их язык, как он навёрстывает уроки, пропущенные после бегства семьи из разрушенной войной страны в Стамбул. Однако его мечта – вернуться когда-нибудь домой. Он намерен хорошо учиться, чтобы получить знания и навыки, необходимые для строительства нового будущего на родине.

Я заметила, что рисунок Мухаммеда отличается от рисунков других учеников, и он объяснил через переводчика, что хотел нарисовать артефакт из родной страны. Его учительница предположила, что он нарисовал Пальмиру, исторический город, разрушенный настолько, что пришлось вмешаться ЮНЕСКО, чтобы сохранить от него хоть что-нибудь. Я задумалась о том, что же Мохаммед увидит, когда вернётся в любимую Сирию.

История Мохаммеда похожа на истории, число которых уже трудно подсчитать. За последние пять лет 4,8 миллионов сирийцев бежали из своей страны из-за гражданской войны, причём половина из этих миллионов – дети. Один из многих проектов нашей благотворительной организации Theirworld заключается как раз в том, чтобы помочь детям беженцев получить образование. Мы уверены, что предоставление образования всем детям должно стать часть программ гуманитарной помощи во время конфликтов и катастроф – право на образование нужно обеспечивать наряду с продовольствием, убежищем, медицинской помощью.

Образование даёт детям и их семьям надежду, ощущение порядка, возможность планировать будущее. Если дети записаны и ходят в школу, это уберегает их таких опасностей, как детский труд, ранний брак и радикализация.

Theirworld стала первым организатором кампании по сбору средств на экспериментальную систему обучения детей сирийских беженцев в две смены, оказавшейся крайне успешной в Ливане, Иордании, а теперь и в Турции. Концепция проста: одна группа детей учится утром, а после обеда то же самое здание и те же самые ресурсы используются для обучения дополнительной группы. Сотни тысяч детей записались на обучение по этой системе. Теперь мы работает над поиском финансирования, которое позволило бы к 2017 году вернуть в школы один миллион детей на Ближнем Востоке.

К настоящему моменту Турция уже потратила более $8 млрд на этот кризис – больше, чем любая другая страна. Турция приняла почти два миллиона беженцев, пообещав место в школе для всех детей, как только появится финансирование. На сегодня турецкие власти создали более 200 000 школьных мест для сирийских детей – это больше половины от необходимого сейчас количества.

Принимающие страны, подобные Турции, готовы воплотить в жизнь этот колоссальный проект. Однако задача всех нас – гарантировать, чтобы обещанные ресурсы поступали вовремя. В апреле Евросоюз пообещал выделить 3 млрд евро ($3,4 млрд) на поддержку сирийских беженцев в Турции, причём образование включено в список приоритетных задач. Это заслуга всех тех, кто добивался привлечения внимания к данному вопросу. Теперь мы все должны собраться и убедиться в том, что нет никаких барьеров, политических и практических, мешающих этим детям вернуться в школы.

Международное сообщество сделало важный шаг в этом направлении в мае, на Всемирном гуманитарном саммите в Стамбуле, где было объявлено о создании фонда «Образование не ждёт», предназначенного для борьбы с неизбежными, «очередными» чрезвычайными ситуациями. Новый фонд должен стать постоянным источником финансовых ресурсов, который закроет пробел, возникающий между гуманитарным вмешательством во время кризисов и долгосрочным, посткризисным развитием.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Пока что образование плетётся в хвосте первоочередных мер, предпринимаемых во время кризисов: на него приходится лишь 2% гуманитарной помощи, основная часть который выделяется на медицинскую помощь, жильё и еду. Однако поставив себе цель собрать $3,85 млрд за пять лет фонд, фонд «Образование не ждёт» рассчитывает помочь 13,6 миллионов детей (таким, как Мохаммед), которым в противном случае придётся ждать годы, прежде чем они смогут вернуться к учёбе.

В большинстве стран мира у детей начались летние каникулы. Многие дети беженцев проведут эти каникулы, либо работая, чтобы получить хоть какой-нибудь доход для своих семей, либо сидя без дела в незнакомых городах или лагерях для беженцев. Но давайте будем надеяться на то, что финансирование школ для сирийских беженцев в Турции, Иордании, Ливан (и других странах, где это необходимо) всё же найдётся, и можно будет уже начать планирование, необходимое для приёма всех этих детей в школу. Власти тех регионов, где проживают беженцы, готовы выполнить свою часть работы. Пришло время предоставить им финансирование, в котором они нуждаются.