0

Турция и будущее Европы

Сейчас она в моей руке: я смотрю на пролив Босфор великолепным мартовским утром. Вчера в Стамбуле шел настоящий снегопад. Но сегодня солнце сверкает на воде до самого азиатского побережья города, чайки парят на ветру, большой лайнер величаво плывет на север к Черному морю. Это такой день, когда понимаешь, как хорошо жить.

Правда, я всегда чувствую себя так в Стамбуле – величественном городе, в котором было создано так много мировой истории. И, возможно, это город, в котором формируется будущее Европы, – в Стамбуле, а не в Брюсселе, Париже или Берлине. Сейчас объясню.

Сегодняшняя политическая идентичность Европы возникла из ее недавней истории. В 19 веке доля Европы в мировом населении увеличилась с 1/5 до 1/4. Это помогло европейским странам доминировать в качестве экспансионистских колониальных держав. Но это также создало конкуренцию за жизненное пространство. Причем, значительная борьба кристаллизовалась в соперничестве Франции и быстро развивающейся Германии.

Результатом стали три войны за 70 лет. Их последствия можно увидеть на огромных кладбищах северной и восточной Франции, а также на приграничных землях центральной Европы. Мы втянули и других в свои войны. Посмотрите на индийские имена, высеченные в мемориальных арках в провинции Пикардия, Франция. Я вспоминаю военный мемориал в небольшой деревеньке к северу от Квинстауна в сердце страны «Властелина колец» на Южном острове Новой Зеландии. В тысячах километров от кровавых полей Франции память о 26 молодых новозеландцах, погибших здесь, осталась на гранитном кресте.