36

Опуститься до Трампа

ЛОНДОН – Республиканский истеблишмент лезет из кожи вон, пытаясь изобразить новоизбранного президента Дональда Трампа гарантом преемственности. Конечно, ничего подобного он собой не представляет. Он выступал против политического истеблишмента, и, по его же словам на предвыборном митинге, победа для него означает «Брексит плюс, плюс, плюс». Сейчас, когда за несколько месяцев произошло два политических землетрясения, а за ними непременно последуют другие, мы вполне можем согласиться с суждением посла Франции в США: мир в том виде, каким мы его знаем, «рассыпается на глазах».

Последний раз людям так казалось в эпоху двух мировых войн, с 1914 по 1945 год. Ощущение «рассыпающегося» мира передано в стихотворении 1919 поэмы Уильяма Батлера Йейтса «Второе пришествие»: «Все рушится, основа расшаталась, / Мир захлестнули волны беззаконья». Когда традиционные институты власти основательно дискредитированы войной, вакуум легитимности заполняется влиятельными демагогами и популистскими диктатурами: «У добрых сила правоты иссякла, / А злые будто бы остервенились». Освальд Шпенглер высказывал ту же идею в своей работе «Закат Европы», опубликованной в 1918 году.

Политический прогноз Йейтса был сформирован его религиозной эсхатологией. Он считал, что мир должен был пройти через «кошмар», чтобы «родился Вифлеем». Для своего времени он был прав. Кошмар, который он разглядел, продолжался в течение Великой депрессии 1929-1932 годов, и кульминацией его стала Вторая мировая война. Они были прелюдией «второго пришествия», но не Христа, а либерализма, построенного на более надежной социальной основе.

Но были ли кошмары депрессии и войны необходимой прелюдией? Действительно ли ужас – цена, которую мы должны заплатить за прогресс? Зло действительно часто выступает проводником добра (без Гитлера не было бы ни ООН, ни Pax Americana, ни Евросоюза, ни табу на расизм, ни деколонизации, ни кейнсианской экономики, ни многого другого). Но из этого не следует, что зло необходимо для добра, и тем более что нам следует стремиться к нему как к средству достижения цели.