Protest against Donald Trumps recognition of Jerusalem as Israels capital in Karachi Sabir Mazhar/Anadolu Agency/Getty Images

Безответственные твиты Трампа против демократических надежд Пакистана

ЛАХОР – Пакистан примкнул к ряду стран, попавших под удар характерных твитовых атак Президента США Дональда Трампа. В своем первом твите 2018 года, Трамп заявил, что в течение последних 15 лет Соединенные Штаты “безрассудно” предоставили Пакистану более 33 миллиардов долларов помощи, тогда как Пакистан ответил им только “ложью и обманом” и предоставил убежище террористам, на которых Америка охотится в Афганистане. “На этом закончим!”, заключил Трамп. И на сегодняшний день США замораживают свою помощь стране.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Подобно его бряцанию оружием в сторону Северной Кореи или его одностороннему решению признать Иерусалим столицей Израиля, нападки Трампа на Пакистан могут неплохо сыграть с его базой. Но для Пакистана это также будет иметь серьезные последствия, где многочисленные потрясения второй половины 2017 года, привели к политической дестабилизации страны. И если Пакистан ошибется, последствия будут ощущаться в Южной Азии и других частях мусульманского мира, для которых функционирующая в Пакистане политическая система могла бы послужить ценной моделью.

Примерно 50 стран с мусульманским большинством, простирающихся от Бангладеш до Марокко, приложили немало усилий для политического развития. Под руководством Президента Реджепа Тайипа Эрдогана, Турция, которая когда-то гордилась функционирующей демократической системой, сползает к авторитарному правлению. Бангладеш, также, похоже, превращается в однопартийную систему, после значительного прогресса, особенно на экономическом фронте. Сегодня Пакистан – в некотором смысле, лучшая надежда, оставшаяся в регионе – также сталкивается с потенциально разрушительными последствиями.

Вопреки обвинениям Трампа, Пакистан за последнее десятилетие добился устойчивого, хотя и медленного, прогресса как в борьбе с терроризмом, так и в укреплении демократических институтов. Этот прогресс начался в 2007 году, когда группа юристов инициировала движение массовых протестов в ответ на неконституционное решение Первеза Мушаррафа, четвертого военного президента Пакистана, о приостановлении полномочий Верховного суда. Движение, поддержанное несколькими политическими партиями, чтобы избежать импичмента, в конечном итоге в 2008 году вынудило Мушаррафа уйти в отставку.

На последующих всеобщих выборах Пакистанская народная партия (ПНП) получила достаточное количество мест в национальной ассамблее для того, чтобы сформировать прочное правительство. Политический соперник ПНП, Пакистанская мусульманская лига (Наваз) (ПМЛ(Н), выиграла большинство мест в провинциальной ассамблее Пенджаба, получив контроль над крупнейшей провинцией страны. Конкурентная политика добралась и до Пакистана.

После пятилетнего срока ПМЛ (Н) во главе с Премьер-министром Навазом Шарифом, выиграла очередные всеобщие выборы, сохранив при этом контроль над Пенджабом. Передача власти прошла мирно, а ПНП перешла в оппозицию. Пакистан преодолел еще один важный этап.

Все еще могущественные генералы наблюдали за этими событиями из казарм, куда они отступили. После более чем 60-летних изменений в военном руководстве, приходящих только после переворотов, гражданское правительство заменило командующего вооруженными силами в конце срока его полномочий. Это стало третьим знаменательным достижением для верховенства закона и демократического развития в Пакистане, который, похоже, на сегодняшний день обладает сильными позициями для дальнейшего укрепления своей политической системы и институтов. Его довольно хорошо развитые политические партии соревновались на равных условиях, выборы проводились, когда этого требовала конституция, а передача власти происходила мирным путем.

Затем, в 2016 году, публикация Панамского архива выявила степень уклонения от уплаты налогов со стороны наиболее состоятельных людей мира. Как выяснилось, члены семьи Шариф незаконно перечислили огромные суммы денег в многочисленные оффшорные компании, которые затем инвестировали в дорогие объекты в Лондоне и на Ближнем Востоке.

Эти разоблачения открыли путь к собственной “Арабской весне” в Пакистане, в результате которой молодые люди восстали против политической системы с преобладанием элиты. Пакистанская Техрик-е-Инсараф – политическая партия, возглавляемая бывшим игроком в крикет Имран Ханом – обеспечила лишь платформу для этого восстания.

Благодаря платформе, которая уделяет особое внимание справедливости и правильному управлению, ПТИ завоевала еще большее признание после выборов 2008 года и получила новую волну поддержки со стороны городской молодежи, требующей более качественных услуг и снижения уровня коррупции. Это многочисленная когорта: около 75% людей моложе 25 лет, проживающих в крупных городах Пакистана.

Используя свое растущее влияние, ПТИ угрожала призвать своих молодых сторонников на улицы, если финансовые операции семьи Шарифа не будут расследованы должным образом. Учитывая историю Пакистана о вмешательстве военных в политику – в 1958, 1969 и 1977 годы – в ответ на народные протесты, к угрозе ПТИ следует отнестись со всей серьезностью.

Пакистан избежал политической эскалации, когда судебная система приняла решение расследовать разоблачения Панамских архивов. В июле 2017 года, Верховный суд вынес свой вердикт: Шариф действовал неправоверно и не может оставаться членом национальной ассамблеи, не говоря уже о премьер-министре. ПМЛ (Н) избрала Шахида Хакана Аббаси, уважаемого члена кабинета, как преемника Шарифа в качестве лидера партии и премьер-министра. Военные лидеры выразили свое удовлетворение тем, как удалось урегулировать сложившуюся ситуацию.

В то же время, учитывая хрупкость его демократических институтов и сохраняющуюся угрозу терроризма, нельзя недооценивать дестабилизирующие последствия отстранения Шарифа. Настойчивость Трампа сыграть на своей националистической и ксенофобской (и, в частности, антимусульманской) базе, вместо того, чтобы продвигать реальные интересы США в области национальной безопасности, увеличивает риск.

Но все же, существует определенная надежда. Ответ Пакистана на его недавние политические вызовы свидетельствует о неизменной приверженности борьбе за демократию – обязательство, которое может стать столь необходимой моделью для многих других стран с мусульманским большинством.

http://prosyn.org/T7NES8S/ru;

Handpicked to read next