Spencer Platt/Getty Images

Трамп может убить восстановление мировой экономики

НЬЮ-ЙОРК – Как выглядят текущие перспективы глобальной экономики по сравнению с ситуацией год назад? В 2017 году мировая экономика переживала синхронный подъём, темпы роста ускорились как в развитых странах, так и в развивающихся. Кроме того, несмотря на повышение темпов роста экономики, инфляция оставалась стабильной (если не снижалась), причём даже в США, с их повышенным спросом на рынках товаров и труда.

Повышение темпов роста в условиях, когда инфляция оставалась ниже целевого уровня, позволяло и дальше проводить нетрадиционную монетарную политику в полную силу, в частности, в еврозоне и Японии, или же сворачивать её – очень постепенно – в США. Следствием сочетания сильного экономического роста с низкой инфляцией и лёгкими деньгами стал низкий уровень рыночной волатильности. А поскольку доходность гособлигаций тоже была очень низка, «животный дух» инвесторов высоко воспрял, что привело к росту цен на многие рискованные активы.

Американские и глобальные ценные бумаги приносили высокую доходность, при этом политические и геополитические риски в основном оставались под контролем. Рынки поверили в презумпцию невиновности президента США Дональд Трамп во время его первого года в должности; инвесторы радовались проведённому им снижению налогов и политике дерегулирования. Многие комментаторы даже утверждали, что десятилетие «нового застоя» (new mediocre) и «вековой стагнации» уступило место новой фазе – неуклонным и более высоким темпам роста в «экономике Златовласки».

А теперь перенесёмся обратно в 2018-й год и увидим совершенно иную картину. В мировой экономике ещё наблюдается вялый подъём, но её рост перестал быть синхронным. В еврозоне, Великобритании, Японии и некоторых хрупких развивающихся странах темпы роста замедляются. И хотя в экономике США и Китая подъём ещё продолжается, в первом случае этот рост опирается на нестабильные бюджетные стимулы.

Хуже того, значительная доля глобального экономического роста, который приходится на «Кимерику» (Китай плюс Америка), сейчас оказалась под угрозой из-за эскалации торговой войны. Администрация Трапа ввела импортные пошлины на сталь, алюминий и широкий спектр китайских товаров (и этот список будет расти). Она рассматривает возможность введения новых пошлин на автомобили из Европы и остальных стран мира. Тем временем, переговоры о пересмотре Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА) зашли в тупик. В итоге, повышается риск начала полномасштабной торговой войны.

А поскольку экономика США почти достигла уровня полной занятости, политика бюджетного стимулирования, наряду с ростом цен на нефть и сырьё, стимулируют повышение инфляции. Как следствие, Федеральный резерв США вынужден поднимать процентные ставки быстрее, чем ожидалось, одновременно занимаясь сокращением своих балансов. Кроме того, в отличие от 2017 года доллар США сейчас укрепляется, а это означает, что внешнеторговый дефицит США станет ещё больше, а протекционистская политика будет усиливаться, так как Трап (предположим, что он останется верен себе) обвинит в этом другие страны.

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

Перспективы роста инфляции заставили даже Европейский центральный банк задуматься над постепенным сворачиванием нетрадиционной монетарной политики, что приведёт к ужесточению монетарных условий на глобальном уровне. Сочетание укрепляющегося доллара, растущих процентных ставок и сокращающихся объёмов ликвидности не сулит развивающимся странам ничего хорошего.

Снижение темпов роста экономики, повышение уровня инфляции и менее благоприятная монетарная политика будут охлаждать настроения инвесторов по мере того, как финансовые условия будут ужесточаться, а волатильность возрастать. Несмотря на хорошие корпоративные прибыли, которым поспособствовало снижение налогов в США, американский и глобальный фондовые рынки ушли в «боковой дрейф» (не показывая чёткой тенденции к росту или спаду) в последние месяцы. Начиная с февраля, фондовые рынки столкнулись с ростом инфляции, импортными пошлинами и политической атакой на крупнейшие технологические компании. Возросли тревоги по поводу развивающихся стран (Турция, Аргентина, Бразилия), а также по поводу угроз, связанных с популистскими правительствами в Италии и других европейских странах.

Сейчас опасность в том, что разные страны и рынки войдут в порочный круг взаимного негативного воздействия. Замедление темпов роста в отдельных странах может привести к ещё большему ужесточению финансовых условий на рынках акций, облигаций и кредитования, а это будет ещё сильнее сдерживать темпы роста.

Начиная с 2010 года, периоды замедления темпов роста экономики, избавления инвесторов от рискованных активов, а также коррекции на рынке подчёркивали риски, связанные со стаг-дефляцией (медленные темпы роста и низкая инфляция). Но крупнейшие центральные банки пришли на помощь со своей нетрадиционной монетарной политикой, поскольку падали одновременно и темпы роста экономики, и темпы инфляции. Теперь же, впервые за десятилетие, наибольшие риски связаны со стагфляцией (замедление темпов роста экономики и повышение уровня инфляции). В числе этих рисков – негативные шоки предложения, вызванные торговой войной; повышение цен на нефть из-за политически мотивированных ограничений поставок; американская политика, способствующая росту инфляции.

В результате, в отличие от кратких периодов избавления инвесторов от рискованных активов в 2015 и 2016 годах, которые длились не более двух месяцев, на этот раз инвесторы находятся в режиме отказа от рисков, уже начиная с февраля, а рынки движутся вбок или даже вниз. Между тем, ФРС и другие центральные банки сейчас либо начинают, либо продолжают ужесточать свою монетарную политику, и в этот раз из-за растущей инфляции они уже не смогут прийти на помощь для спасения рынков.

Ещё одно большое отличие 2018 года в том, что политика Трампа усиливает состояние неопределённости. Трамп не только начал торговую войну, но и активно подрывает глобальный экономический и геостратегический порядок, который США создали после Второй мировой войны.

Сдержанные меры, которые администрация Трапа предприняла для повышения роста, уже позади, а влияние её политики, которая может помешать этому росту, ещё предстоит почувствовать в полной мере. Бюджетная и торговая политика, которую избрал Трамп, будет вытеснять частные инвестиции, снижать объёмы прямых иностранных инвестиций в США, увеличивать внешний дефицит. Драконовские подходы Трампа к иммиграции будет сокращать предложение рабочей силы, которая нужна для поддержки стареющего общества. Его экологическая политика снизит конкурентоспособность США в зелёной экономике будущего. А его тактика запугивания частного сектора заставит компании сомневаться в необходимости инвестиций или найма сотрудников в США.

Со временем меры, способствующие росту экономики США, утонут в болоте политики, ведущей к снижению её темпов роста. И если даже в течение следующего года экономика США сумеет превзойти потенциальные темпы роста, эффект бюджетных стимулов иссякнет уже во второй половине 2019 года, при этом ФРС придётся превысить долгосрочную равновесную учётную ставку в попытках поставить под контроль инфляцию. Это означает, что совершить мягкую посадку будет труднее. К тому моменту – и на фоне нарастающего протекционизма – пузырящиеся глобальные рынки станут, вероятно, ещё более волатильными из-за серьёзного риска остановки роста экономики – или даже её спада – в 2020 году. Эра низкой волатильность сейчас уже позади, а нынешняя эра избавления инвесторов от рискованных активов, по всей видимости, наступила надолго.

http://prosyn.org/UIjTSAy/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.