union jack Carl Court/Getty Images

Развилка на пути американского и британского популизма

ЛОНДОН – Британия, Франция, США – какая из стран в этом ряду политически выделяется? Ответ кажется очевидным. Референдум о выходе из ЕС в Великобритании и избрание Дональда Трампа в США стали в прошлом году символами-близнецами популистского бунта против глобальных элит. А Франция, напротив, проголосовав за Эммануэля Макрона, выбрала своим президентом типичного «человека из Давоса» – это технократ-глобалист, связанный с самыми элитными финансовыми, административными и образовательными учреждениями своей страны.

Но давайте отступим на мгновение от этих политических клише. Именно так я и поступил недавно, сбежав от британской предвыборной кампании, чтобы принять участие в Глобальной конференции Института Милкена в Лос-Анджелесе. Конференция Милкена является американским аналогом Давоса, но там уделяется более серьёзное внимание вопросам бизнеса и хорошо представлено американское правительство, чего Давосу никогда не удавалось достичь.

Выслушав ключевых экономических чиновников Трампа (министра финансов Стивена Мнучина и министра торговли Уилбура Росса), а также целую галактику официальных лиц из Конгресса и лидеров бизнеса, можно было сделать чёткий вывод: избрание Трампа является всего лишь временной аберрацией. США ненадолго свернули с пути в тематический парк националистической ностальгии, однако они по-прежнему сосредоточены на будущем и на выгодах глобализации, а не её издержках.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/P3DrGas/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.