6

Трамп и его подарок Китаю

НЬЮ-ЙОРК – Протекционистские угрозы президент США Дональда Трампа в адрес Китая вызывают немалую тревогу. Если он осуществит свои обещания и, например, официально объявит Китай валютным манипулятором или введёт высокие пошлины на импорт, краткосрочные последствия этих действий, в том числе торговая война, могут оказаться очень серьёзными. Но в долгосрочной перспективе поворот США к протекционизму может пойти Китаю на пользу.

Нет сомнений в том, что Китай переживает трудный период в своём развитии. После трёх десятилетий двузначного роста ВВП (а это достижение почти не имеет исторических параллелей) темпы экономического развития Китая явно замедлились. Сочетание повышения стоимости труда с ослаблением спроса на китайский экспорт привело к снижению годовых темпов роста китайского ВВП до 6,9% в 2015 году и 6,7% в прошлом. Китайскому правительству пришлось снизить прогнозы темпов роста на 2016-2020 годы до 6,5-7%.

Это по-прежнему впечатляющие темпы, но не лучшее, на что способен Китай. Как отмечалиДжастин Ифу Линь и Вин Тай Ву, в 1951 году соотношение подушевого дохода Японии с американским было таким же, как сегодня у Китая, однако Япония демонстрировала устойчивый рост в размере 9,2%.

Одним из препятствий на пути такого роста в Китае является значительное долговое бремя. Согласно результатам проведённого McKinsey Global Institute стресс-теста, если Китай будет и дальше следовать выбранной модели роста с опорой на инвестиции в долг, тогда доля плохих кредитов вырастет с 1,7% сегодня (это официальные данные) до 15%, причём всего лишь за два года. Впрочем, риск увеличения просроченных кредитов не является новостью для Народного банка Китая, который, как свидетельствует прежний опыт, готов предпринимать шаги по его смягчению.

К сожалению, долг не является единственной проблемой Китая. Его доминирование в мировом экспорте (а это главный мотор экономического роста страны в прошедшие десятилетия) слабеет. В прошлом году доля внешней торговли в ВВП у Индии оказалась выше, чем у Китая. А производительность труда в Китае, хотя и растёт постепенно, по-прежнему не достигает и 30% от уровня развитых стран.

На фоне всех этих проблем может показаться странным утверждение, будто Китай находится на пороге восхождения к новому уровню мирового влияния. Тем не менее, из-за политики Трампа у Китая появился новый и серьёзный шанс сделать именно это.

Да, потоки внешней торговли и капитала надо регулировать, но, в целом, открытость приносит намного больше пользы, чем вреда. Источником «неопротекционистской» политики Трампа, призванной ограничить приток товаров, услуг и людей в США, является просто близорукая ксенофобия. В итоге, США окажутся намного более закрытой страной, чем Китай или Мексика.

Можно вспомнить историю. Накануне Первой мировой войны Аргентина была одной из самых богатых стран в мире, она отставала от США, но опережала Германию. С тех пор экономическое положение Аргентины значительно ухудшилось по двум причинам: неадекватные инвестиции в образование (ошибка, которую Трамп также может совершить) и рост протекционизма.

Подъём национализма в 1920-х годах достиг кульминации в 1930-м, когда ультраправые националистические силы свергли правительство Аргентины. Новое правительство, жёстко выступавшее против либерализма (не говоря уже об иностранцах), резко подняло пошлины в целом ряде отраслей. В среднем пошлины выросли с 16,7% в 1930 году до 28,7% в 1933 году. Рабочие места в традиционных отраслях удалось спасти, однако начала снижаться производительность. И сегодня Аргентина не входит даже в число 50 стран мира с крупнейшей экономикой.

Итак, можно ожидать, что политика Трампа нанесёт экономике США огромный вред, и это будут иметь далекоидущие последствия, поскольку Америка играет большую роль в мире. Экономическая изоляция по собственной инициативе в сочетании с внешней политикой под лозунгом «Америка прежде всего» откроют для других стран, в том числе для Китая, Индии и Мексики, пространство для наращивания их собственного международного влияния.

Взять, к примеру, отказ Трампа от Транс-Тихоокеанского партнёрства (ТТП) – мега-регионального торгового соглашения с участием 12 стран Азиатско-Тихоокеанского региона, но без Китая. Да, конечно, у ТТП были недостатки, в частности, это соглашение предоставляло крупным корпорациям непропорциональные и несправедливые выгоды. Но у него была масса компенсирующих достоинств, а страны, подобные Малайзии и Вьетнаму, радовались тому, что оно открывало им доступ на американский рынок.

Теперь, когда у этих стран буквально вытащили коврик из-под ног, Китай может протянуть им руку помощи. Китай уже серьёзно наращивает свои инвестиции в регионе, в том числе в рамках программы «Один пояс, одна дорога». Соглашение ТТП должно было облегчить движение капиталов между странами-участницами, а теперь Китай, видимо, обгонит США в качестве крупнейшего источника прямых иностранных инвестиций в странах АСЕАН. Китай также стремится углубить свои экономические связи с Австралией и Новой Зеландией, подписавших ТТП.

Кроме того, Китай воспользовался шансом, открывшимся из-за непродуманного плана Трампа построить стену на границе США с Мексикой, и начал налаживать связи с южным соседом Америки. Спустя всего месяц после избрания Трампа, министр иностранных дел Китая Ян Цзечи встретился с министром иностранных дел Мексики Клаудией Руис Массье и пообещал углубить дипломатические связи двух стран, увеличить число авиарейсов между ними и объёмы торговли. Китай уже является крупнейшим торговым партнёром Бразилии. Теперь он может нацелиться на аналогичную позицию в Мексике, а может быть, и во всей Латинской Америке.

Трамп переходит ко всё более изоляционистской и ксенофобской риторике, а китайский президент Си Цзиньпин, наоборот, смягчает националистические нотки и всё больше выглядит как глобальный государственный деятель. Он явно понимает, что Китай получил сейчас шанс не просто начать новый раунд экономической экспансии, но и обеспечить себе более важную роль в мировой политике и глобальных решениях.