13

От Толстого к Трампу

ЛОНДОН – Одним из вопросов, которые очень интересовали Льва Толстого, было изучение природы и пределов могущества. Что сделало Францию настолько грозным врагом, особенно для России? Эта тема была основной в его величайшем романе «Война и Мир» – она была настолько важна, что сам Толстой иногда утверждал, что его книга является вовсе не романом, а исследованием философии истории.

Под пределами могущества Толстой скорее подразумевал то, что позднее британский фельдмаршал времен второй мировой войны Бернард Лоу Монтгомери назвал первым законом войны. «Никогда не начинать поход на Москву» (в неподходящее время). Зима была даже более грозным естественным союзником, чем немецкие генералы, которые помогли русским в их успешной обороне против Наполеона (урок, на который Гитлер, к счастью, не обратил внимания).

Что же касается природы власти, Толстой не был ни историком в области экономики, ни демографом. Когда в 1869 году был опубликован роман «Война и Мир», на другой стороне Берингова пролива находилось государство Соединенные Штаты, которые приобрели Аляску у России всего несколькими годами ранее по цене двух центов за акр.

Америка лишь начинает превращаться в мировую державу на фоне всплеска глобализации в последней трети девятнадцатого века, который совпал с открытием американского Запада. Силами всего 4–5 % мирового населения Америка обеспечивала 20–30 % мирового производства с момента появления пароходов, железных дорог и первого в мире небоскреба в Чикаго.