Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

drew50_SAUL LOEBAFP via Getty Images_trump Saul Loeb/AFP via Getty Images

Иранский промах Трампа

ВАШИНГТОН – Напряжённое, опасное развитие конфликта между США и Ираном пролило яркий свет на систему управления президентом США Дональдом Трампом внешней политикой страны. Главный вывод: у него нет никакой системы. Весомые решения принимаются на основе инстинктивных реакций и зачастую противоречивых импульсов, например, стремление заключить соглашение сочетается с угрозами применить силу. Если у него и есть какая-нибудь фундаментальная концепция или философия, то она сводится к желанию избежать долгой, дорогостоящей войны. Тем не менее, он всё равно едва не вляпался в неё из-за своих ошибок.

В ходе предвыборной кампании Трамп пообещал вернуть американские войска домой. Иногда он отказывался отвечать на провокации, в частности со стороны поддерживаемых Ираном группировок на Ближнем Востоке. Это внушило иранцам – и почти всем остальным – мысль, что он и дальше будет готов подставить другую щёку. И в результате, представители правого крыла Республиканской партии и (что самое важное) комментаторы телеканала Fox News начали называть его слабаком. О Трампе так говорить опасно: его президентство показывает, почему нестабильного человека нельзя избирать на эту должность.

В методах ведения Трампом внешней политики есть и ещё одна особенность: его окружили послушные посредственности. Среди них нет людей с дальновидным, креативным, стратегическим мышлением или независимым духом. Спустя три года после прихода к власти, у Трампа сегодня уже четвёртый по счёту советник по национальной безопасности, второй министр обороны, второй госсекретарь, а множество ключевых внешнеполитических постов остаются вакантными. Для остальных урок очевиден: единственный способ удержаться у Трампа – не спорить с ним. Подобные ожидания слепого уважения к президенту становятся особенно проблемными, когда этот президент мало знает и не отличается любопытством.

Майка Помпео, самодовольного госсекретаря США, многие считают главным лизоблюдом среди высших советников Трампа. Помпео, бывший член Палаты представителей США, был активным участником группы конгрессменов, выступающих за «смену режима» в Иране. Постфактум мы узнали, что Помпео уже давно давил на Трампа, добиваясь приказа об убийстве Касема Сулеймани, командира иранского спецподразделения «Силы Кудс», которое США включили в список зарубежных террористических организаций. По сообщениям прессы, когда 3 января Трамп, наконец, решил отдать приказ об убийстве второго по важности политического лидера Ирана, «новая команда оказалась сплочённой и менее склонной, чем её предшественники, спорить с желаниями президента».

Поскольку война с Ираном не объявлена, убийство иностранного официального лица (с помощью беспилотника на территории Ирака), вполне возможно, является незаконным. Но такие тонкости Трампа не волнуют. Судя по имеющимся фактам, его решение было принято без учёта возможных последствий. Система национальной безопасности, созданная при Дуайте Эйзенхауэре и призванная предотвращать подобные безрассудные решения, разрушена почти до основания, при этом в руках президента оказывается всё больше власти. А когда этот президент нестабилен, весь мир сталкивается с серьёзной проблемой.

Более того, полномасштабной войны с Ираном едва удалось избежать лишь потому, что иранские лидеры оказались более проницательными, чем Трамп. Самые большие человеческие потери в этом опасном эпизоде появились после того, был трагически сбит гражданский самолёт Украины в момент его взлёта из аэропорта Тегерана, при этом были убиты все 176 человек, находившиеся на борту. Иранские воздушные власти разрешили взлёт самолёта примерно через три часа после того, как Иран выпустил ракеты по иракским военным базам с размещёнными там американскими войсками. Столь тщательно откалиброванное возмездие – никто не был убит – за смерть Сулеймани, а также переданные с помощью Швейцарии сообщения через запасной канал связи сигнализировали о желании иранцев остановить опасную эскалацию. В войне с США они бы проиграли, но практически нет сомнений в том, что они нанесли бы серьёзный урон Америке, в том числе с помощью кибератак. Испытывая облегчение, Трамп принял эти иранские сигналы и согласился с ними.

Subscribe now
Bundle2020_web

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Возмущённый Конгресс потребовал, чтобы администрация проинформировала его об аргументах в пользу убийства Сулеймани. Отсутствие убедительных доводов ударило бумерангом по Трампу и руководителям, отвечающим за национальную безопасность. Были выдвинутые противоречивые, меняющиеся аргументы, при этом администрация так и не смогла убедить законодателей, что президент был вынужден действовать из-за «непосредственной» угрозы. Вкупе с характерным для этой администрации пренебрежительным отношением к Конгрессу, к конституционному долгу его членов требовать ответственности от исполнительной ветви власти, а также к исключительным конституционным полномочиям парламента объявлять войну, всё это привело к стремлению Конгресса ограничить военные полномочия президента в случае с Ираном. Однако Палата представителей и Сенат (который контролируют республиканские союзники Трампа) вряд ли согласятся с таким подходом, и уж тем более вряд ли примут решение, которое способно преодолеть вето президента.

Тем временем отношения между США и Ираном максимально ухудшились, при этом Америка потерла больше, чем Иран, после убийства Сулеймани. Иран объявил, что больше не будет соблюдать никакие ограничения своей ядерной программы. В момент вступления Трампа в должность предполагаемое время, необходимое Ирану для создания ядерной боеголовки, составляло почти 15 лет, а сегодня оно сократилось всего до пяти месяцев. Кроме того, на США оказывается возрастающее давление с требованием вывести войска из Ирака, а именно такой была давняя цель Сулеймани. Приостановлена подготовка иракских сил американскими военными для борьбы с Исламским государством (это была причина, по которой американские войска пригласили обратно в Ирак при президенте Бараке Обаме). И Трамп не выводит войска с Ближнего Востока, как он обещал, а направляет в этот регион тысячи новых солдат.

Между тем, что совершенно неизбежно, Трамп и его прислужники объявляют об одержанной победе и винят своих критиков в симпатиях Ирану и даже в сочувствии к зловещему Сулеймани. Судя по всему, общество на это не покупается. Большинство считает, что этот эпизод уменьшил безопасность США, и они могут оказаться правы: враждебность между США и Ираном (а также его многочисленными прокси-силами) стихла, но мало кто верит, что это затишье будет длительным.

https://prosyn.org/s65niParu;
  1. skidelsky147_Christoph Soederpicture alliance via Getty Images_policechristmasmarketgermany Christoph Soeder/picture alliance via Getty Images

    The Terrorism Paradox

    Robert Skidelsky

    As the number of deaths from terrorism in Western Europe declines, public alarm about terrorist attacks grows. But citizens should stay calm and not give governments the tools they increasingly demand to win the “battle” against terrorism, crime, or any other technically avoidable misfortune that life throws up.

    1