11

Выполнить обещания перед средним классом

МИЛАН – Президент США Дональд Трамп обязан своей победе на выборах в основном немолодым, белым избирателям из среднего и рабочего классов, которые не сумели воспользоваться многочисленными выгодами экономического роста в течение последних трёх десятилетий. Однако его администрация собирается реализовать экономическую программу, которая (несмотря на некоторые позитивные аспекты) не позволит совершить обещанного ключевым избирателям Трампа разворота к лучшему в их экономической судьбе.

Трамп дал возможность высказаться той группе избирателей, которые уже давно столкнулись с ухудшением перспектив занятости, а также со стагнацией или даже снижением реальных доходов. Данные тенденции особенно ускорились после 2000 года. По мере снижения числа рабочих мест для среднего класса, группа населения со средними доходами сокращалась, что вело к усилению поляризации доходов. Этот феномен особенно ярко проявился в США и Великобритании, но в различных формах его можно увидеть во всех странах развитого мира.

Экономические проблемы, с которыми столкнулся средний класс в развитых странах, в основном являются результатом действия двух факторов: быстрое исчезновение рабочих мест «белых» и «синих воротничков», связанных с рутинным трудом, из-за автоматизации, а также перенос рабочих мест со средней и низкой добавленной стоимостью в страны с более дешёвой рабочей силой. Последняя тенденция негативно повлияла на темпы роста доходов и зарплат не только в торгуемых секторах экономики напрямую, но также и в неторгуемых секторах сферы услуг из-за переизбытка уволенных работников.

Результатом стал избыток рабочей силы в сегменте со средними доходами и ниже. Это было похоже на избыток рабочей силы в развивающихся странах на ранней стадии развития: даже когда экономика растёт, этот избыток негативно влияет на рост доходов в течение некоторого времени. Падение переговорной силы работников и реальных минимальных зарплат также могло способствовать поляризации доходов, хотя это, наверное, вторичные факторы.

Проблемы, с которыми столкнулся средний класс, хорошо задокументированы, однако руководство США в целом так и не сумело до конца понять эти трудности домохозяйств среднего класса, а уж тем более принять эффективные контрмеры. Это привело к нарастанию чувства безнадёжности, особенно у мужчин, что проявилось в снижении уровня экономической активности, ухудшении проблем со здоровьем, наркомании, росту суицидов, а также антиправительственных настроений.

Страны, где наблюдается высокий (и при этом растущий) уровень экономического неравенства, часто оказываются политически нестабильны и парализованы. Действия властей становятся непоследовательными, они теряют авторитет, их действия скованы тупиковыми противостояниями, всё это негативно влияет на рост экономики и снижает шансы на достижение инклюзивных форм процветания. Возникает порочный круг: правительству становится всё труднее делать то, что необходимо.

Однако вмешательство правительства крайне важно для того, чтобы справиться с сегодняшними проблемами работников в развитых странах, поскольку рынки не могут решить их в одиночку. Это может быть пересмотр торговых соглашений, инвестиции в инфраструктуру и человеческий капитал, новые меры перераспределения доходов – правительство должно активно работать, добиваясь ребалансировки модели роста экономики.

Перед администрацией Трампа сейчас стоит, как минимум, две основных задачи. Первая – снизить парализующую поляризацию в политическом процессе, предложив некое видение достижимой и более инклюзивной модели экономического роста. Вторая задача зависит от достижения первой – отреагировать на законную озабоченность избирателей, которые помогли Трампу занять пост президента.

Что касается первой задачи, то наблюдаемые сигналы пока не вдохновляют. Процесс выборов, по своей сути, является игрой с нулевой суммой для его участников. Однако управление государством – это не игра с нулевой суммой. Если к нему так относится, то возникает тупик, политическая фрагментация, бездействие, всё это ослабляет усилия, направленные на решение критических проблем.

Конечно, отдельные элементы экономической политики, предлагаемой администрацией Трампа, несомненно, окажут позитивное влияние (если они будут реализованы). Например, при поддержке Конгресса, в котором доминируют республиканцы, администрация Трампа сможет, наконец-то, покончить с избыточной зависимостью Америки от монетарной политики в качестве способа поддержания роста экономики и занятости.

Кроме того, обещанные Трампом государственные инвестиции в инфраструктуру и человеческий капитал, если их правильно направить, позволят повысить доходность (а значит и объёмы) частных инвестиций. Дополнительные стимулы при этом создаст реформа налогов и регулирования. Частичный пересмотр торговых и инвестиционных соглашений  также помог бы перераспределить издержки и выгоды глобализации, хотя любые подобные изменения не должны вести к протекционизму. Эффект экономической политики администрации Трампа, вероятно, будет позитивно сочетаться с естественной структурной адаптацией экономики к технологическому развитию.

Но всего этого будет недостаточно для борьбы с теми силами, которые выдавливают американских работников. Даже если администрация Трампа и сумеет повысить темпы роста экономики, тем самым, уменьшая эффект «избытка рабочей силы» и создавая новые рабочие места, рынок труда будет испытывать трудности, поспевая за экономикой. В нынешний период быстрой и глубокой технологической трансформации США нуждаются в серьёзных обязательствах со стороны как государственного сектора, так и частного, по предоставлению помощи в адаптации работников.

Полезным первым шагом стало бы значительное увеличение поддержки программ профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации. В своей книге «Неспособность к адаптации» Тэд Олден, сотрудник Совета по международным отношениям, отмечает, что США тратят лишь 0,1% своего ВВП на профессиональную переподготовку, в то время как Дания тратит 2%. Дания и другие скандинавские страны явно лучше, чем большинство других стран, справляются с установлением баланса между эффективностью, динамизмом, структурной гибкостью, конкурентоспособностью и экономической открытостью, с одной стороны, и потребностью в системе социальной защиты, которая помогает адаптироваться к меняющимся условиям труда, с другой стороны.

Кроме того, потребуется определённое перераспределение доходов, дающее возможность работникам с низкими доходами инвестировать в собственное развитие. Это невозможно, когда их доходов едва хватает на базовые нужды. Здесь могли бы помочь денежные субсидии (предоставляемые на определённых условиях) на профессиональную подготовку и получение новых навыков.

Критически важен также всеобщий доступ к высококачественному образованию. Прямо сейчас, когда мы видим сбои в американской образовательной системе, богатые спасают частный сектор, а все остальные – остаются позади. С индивидуальной точки зрения, такие действия рациональны, но, с коллективной точки зрения, это не оптимально. Более того, без высококачественного образования на всех уровнях, начиная с дошкольного образования и заканчивая университетским (или эквивалентного профессионального образования), практически нельзя добиться инклюзивных моделей роста.

Наконец, администрация Трампа должна пересмотреть предлагаемое резкое сокращение финансирования фундаментальных исследований, так как в будущем это может ослабить темпы инноваций и динамизм экономики. Отсев малообещающих программ, естественно, приемлем, как и борьба с коррупционными интересами, но сэкономленные деньги надо перенаправлять на более перспективные проекты внутри сферы фундаментальных исследований.

Нынешний экономический план администрации Трампа, может быть, и нацелен на рост экономики, но является неполным с точки зрения инклюзивности. Изменения во внешнеторговой политике не могут ставиться в зависимость от ребалансировки модели роста в пользу домохозяйств со средними и низкими доходами. Более того, они могут поставить под угрозу рост экономики.