21

Революционная дилемма Трампа

ПРИНСТОН – В этом году столетие революции в России совпало с революцией Трампа в США, которая, в свою очередь, последовала за революцией Брексита в Великобритании. Как и большевики в 1917 году, политические движения, стоящие за Трампом и Брекситом, считают себя авангардом международного восстания – бывший лидер Партии независимости Великобритании Найджел Фарадж называет это «великой глобальной революцией».

Но сегодняшние революционеры должны задуматься над уроками истории. Революция в России уничтожила огромное количество человеческих жизней и богатства, при этом мало кто из современных историков считает, что её результатом стало нечто конструктивное. Тем не менее, Ленин был политическим первооткрывателем, который понял, что мишенью революционных движений является непопулярное, но в конечном итоге необходимое административное государство, то есть бюрократия.

Новые революционные движения, как и большевики, восстают против того, что они считают репрессивным, принудительным международным порядком. Для Ленина олицетворением этого порядка были западные державы, которые втянули Россию в Первую мировую войну против Германии, причём против её собственных интересов. Для Трампа этот порядок воплощается в размытом понятии «глобализм»: «Нас используют практически все страны мира. Этого больше не будет никогда».

Однако первоочередные враги этих движений обычно находятся внутри страны, а не за рубежом. В своей речи на недавней Конференции консервативных  политических действий Стивен Бэннон, директор по стратегии в администрации Трампа, объявил о начале революции под знаменем американского суверенитета; её главные особенности – экономический национализм и «демонтаж административного государства».