Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

drew47_Drew AngererGetty Images_trumpgiulianasmiling Drew Angerer/Getty Images

Будет ли Трамп отстранён от должности?

ВАШИНГТОН – Вполне рассудительные люди в США впервые начали спекулировать на тему возможности импичмента президента Дональд Трамп в Сенате и, соответственно, его отстранения от должности. Вероятность такого развития событий по-прежнему низка, но позиции Трампа слабеют, а опросы показывают, что общественное мнение постепенно настраивается против него. Принято считать, что Палата представителей проголосует за импичмент Трампа и отправит вопрос о его президентстве на рассмотрение в Сенат, где для импичмента требуется две трети голосов, а у республиканцев там большинство.

Трамп ведёт себя на публики почти истерично, его речи становятся всё более безрассудными и вульгарными. И он допустил крупные внешнеполитические ошибки, возмутившие членов его собственной партии. Согласие Трампа – в ночном телефонном разговоре с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом – на вывод американских войск из северо-восточной Сирии спровоцировало катастрофу в этом регионе (и это уже не первый раз, когда Америка предаёт своих курдских союзников). Турецкие войска вошли в северо-восточную Сирию, а теперь туда направились и сирийские силы. Заключённые боевики ИГИЛ сбежали из некоторых тюрем, охранявшихся ранее курдами.

Россия, что неудивительно, в очередной раз оказалась в центре внешней политики Трампа и получает выгоды и от согласия Трампа удовлетворить просьбу Эрдогана, и от давления американских союзников на Украину. Трамп склонен верить любым фантазиям, которые ему рассказывают, и, в частности, теориям заговора по поводу выборов 2016 года: реальным преступником оказывается была не Россия (которая, как было доказано, помогала Трампу), а Украина. Трамп хотел, чтобы новый президент Украины Владимир Зеленский расследовал тот миф, который вбил Трампу в голову его личный адвокат Рудольф Джулиани: в 2016 году Украина помогала его сопернице, Хиллари Клинтон.

Роль Джулиани в украинском скандале привлекла всеобщее внимание в США, и теперь армия репортёров пытается выяснить, как ещё он мог повлиять на внешнюю и внутреннюю политику США, кто ещё является его клиентом, и кто ему платит за выполнение предполагаемых обязанностей частного адвоката Трампа. Джулиани, ранее любимый многими мэр Нью-Йорка, превратился в ужасную фигуру национального посмешища: в многочисленных телевизионных выступлениях он явно теряет контроль над собой. Известно, что у него были собственные бизнес-интересы на Украине, в том числе в крайне коррумпированной газовой отрасли, в той самой, где сын Джо Байдена, Хантер Байден, заседал в совете директоров одной из компаний, пока его отец занимал пост вице-президента США и занимался борьбой с масштабной украинской коррупцией. (Никаких нарушений, допущенных тем или иным Байденом, обнаружено не было).

А затем два клиента Джулиана – выходцы из России, жившие одно время в США и тоже имевшие интересы в топливно-энергетическом секторе Украины, – были арестованы в аэропорту Даллеса рядом с Вашингтоном. Им предъявили обвинение в незаконных взносах в размере $630 тысяч в избирательные кампании, проводившиеся, начиная с 2016 года, республиканскими кандидатами и комитетами политического действия (включая $325 тысяч, переданных комитету поддержки Трампа). Трамп отрицает, что знал этих двух мужчин, хотя имеются фотографии всей троицы на обеде в Белом доме. «Я со всеми фотографируюсь», – объяснил Трамп. Считается, что деньги были предоставлены неким российским олигархом.

В числе этих спонсорских взносов оказалось крупное пожертвование конгрессмену-республиканцу, на которого затем эти двое успешно надавили, требуя увольнения посла США на Украине Мэри Йованович (она добивалась реализации антикоррупционной повестки в стране). В мае госсекретарь Майк Помпео уволил Йованович, хотя один из сотрудников Госдепартамента сказал ей, что она не совершила никаких проступков. Вопреки возражениям Белого дома, Йованович выступила с показаниями за закрытыми дверями перед подкомитетом Палаты представителей. Но одновременно она опубликовала открытое заявление, в котором подчёркивается, что при президенте Трампа происходит «выхолащивание» Госдепартамента.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Сотрудники Госдепартамента, как сообщается, сильно деморализованы ролью Помпео в реализации политической повестки Трампа, и в частности, тем, что он, как считается, не смог защитить Йованович, уважаемого карьерного дипломата. Помпео известен своими президентскими амбициями и старается не поссориться с Трампом и его сторонниками. Некоторые сотрудники Госдепа обеспокоены также внешнеполитическим «фрилансом» Джулиани, против которого сейчас возбуждено уголовное дело о нарушении законодательства о лоббизме.

Колоссальная ошибка Трампа, согласившегося удовлетворить просьбу Эрдогана о выводе войск США так, чтобы они не мешали Турции вторгнуться на территорию, которую контролируют курды в северо-восточной Серии, серьёзно ухудшила его политическое положение. Обе американские партии поддерживают курдов за то, что они оказались лояльны Америке и в Ираке, и Сирии, но теперь США их просто продали. Трамп попал под острую критику даже со стороны сенатора Линдси Грэма, одного из немногих политиков-республиканцев, которые защищали Трампа в истории с Зеленским. Крайне необычно и то, что с критикой выступил лидер сенатского большинства Митч Макконнелл. «Преждевременный вывод американских войск из Сирии будет выгоден только России, Ирану и режиму Асада, – заявил Макконнелл. – И он повысит риск перегруппировки ИГИЛ и других террористических организаций». Оправдание Трампом этого решения выглядит воистину очень странным: в ходе Второй мировой войны курды не помогли США во время высадки в Нормандии. Двухпартийная группа конгрессменов подготовила проект введения жёстких санкций против Турции. Трамп ввёл некоторые из них – те, чтобы были послабее.

Кроме того, Трамп недавно проиграл целый ряд судебных процессов, включая спор о том, должен ли он предоставить свои налоговые декларации председателю Бюджетного комитета Палаты представителей, и другое дело, в котором оспаривалось его решение объявить о чрезвычайном положении в стране с целью перенаправить средства, выделенные на военное строительство, на оплату его печально знаменитой стены. А теперь он грозится засудить спикера Палаты представителей Нэнси Пелоси и председателя комитета по разведке Адама Шиффа за попытку объявить ему импичмент. У Трампа давняя привычка выступать с подобными угрозами, но никогда не доводить дело до конца. Однако Трамп действительно заставил юриста Белого дома отправить Пелоси письмо, в котором утверждается, что расследование по поводу импичмента является неконституционным, и сообщается, что администрация отказывается сотрудничать со следствием. Неповиновение Трампа Конгрессу фактически гарантирует, что ему будет объявлен импичмент за воспрепятствование правосудию (в числе других возможных обвинений). На этой неделе ожидаются новые свидетельские показания, которые могут повредить Трампу.

Если даже допустить, что, в конце концов, Палата представителей проголосует за импичмент, факт остаётся фактом: в Сенате не хватает значительного числа голосов, чтобы обвинить Трампа и отстранить от должности. Но готовность Конгресса, в том числе Сената, и дальше терпеть опасные должностные действия Трампа, включая создание угроз для национальной безопасности США, сейчас действительно оказалась под вопросом.

https://prosyn.org/1jT5Ycpru;
  1. haass107_JUNG YEON-JEAFP via Getty Images_northkoreanuclearmissile Jung Yeon-Je/AFP via Getty Images

    The Coming Nuclear Crises

    Richard N. Haass

    We are entering a new and dangerous period in which nuclear competition or even use of nuclear weapons could again become the greatest threat to global stability. Less certain is whether today’s leaders are up to meeting this emerging challenge.

    0