Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

drew45_Bill O'LearyThe Washington Post via Getty Images_trump dorian Bill O'Leary/The Washington Post via Getty Images

Новые беды Трампа

ВАШИНГТОН, ОКРУГ КОЛУМБИЯ – В то время как на этой неделе Конгресс США возобновляет свою работу после шестинедельного перерыва, администрация погрязла в противоречиях, практически все из которых были инициированы Президентом Дональдом Трампом. Поведение Трампа было самым необычным с тех пор, как он вступил в должность, несомненно, отчасти из-за паники перед выборами 2020 года. У него больше причин, чем у большинства действующих президентов желать переизбрания, поскольку он все еще сталкивается с несколькими судебными процессами.

Возможно, самая большая политическая опасность для Трампа заключается в растущем количестве доказательств того, что он использовал президентство для собственного обогащения. В отличие от своих предшественников, Трамп отказался доверить свои активы слепому трасту и ему предъявляют иск за принятие конституционно запрещенных “вознаграждений” (платежей президенту со стороны иностранных правительств). Например, Саудовский режим и другие активно пользовались его отелями, включая один возле Белого дома. Аналогичным образом, на саммите G7 в прошлом месяце, Трамп дал понять, что он хочет провести встречу в следующем году на своем проблемном гольф-курорте Дорал недалеко от Майами.

Избиратели вполне могли свыкнуться с привычным постоянным патронажем Трампа своих собственных отелей и объектов для игры в гольф (наряду с расходами Секретной службы и другого обслуживающего персонала). Согласно одной из оценок, к середине июля Трамп провел 194 дня на своих собственных полях для гольфа, заработав Организации Трампа 109 миллионов долларов. Различные рабочие заседания Республиканской партии также имели место на его владениях.

Но в последние дни, президентская жадность Трампа была чрезвычайно высокой. Во-первых, это вице-президент Майк Пенс, который в начале этого месяца останавливался на принадлежащем Трампу в Ирландии объекте, летая по 181 миле (291 км), чтобы попасть на свои встречи на высоком уровне. Начальник штаба Пенса в конечном итоге признался, что размещение “предложил” Трамп.

Вскоре после этого, Politicoсообщила, что в начале этого года военный транспорт в ходе обычной поездки по поставкам на Ближний Восток заправлялся возле принадлежащей Трампу собственности в Шотландии, где топливо стоило дороже, чем на военных объектах, обычно используемых во время полетов на Ближний Восток. Экипаж из пяти человек остался на ночь на гольф-курорте Трампа Тернберри. После чего было выявлено множество других остановок в Тернберри, ВВС приказали пересмотреть вопрос об использовании объектов временной остановки по всему миру. Трамп превратил президентство в жульничество.

В дополнение к откровениям о продажности Трампа, его почти патологическая нестабильность становится все более вопиющей. По словам коллеги Трампа, для него допустить ошибку – значит показаться слабым. Самым вопиющим недавним примером было его отчаяние в попытке убедить публику, что он не ошибался, когда предсказывал, что ураган Дориан ударит по Алабаме. Для него это имело настолько исключительное значение, что, используя черный маркер, он изменил карту Национальной метеорологической службы, чтобы указать, что этот штат будет затронут. Затем по распоряжению Белого дома, Национальное управление океанических и атмосферных исследований, которое курирует метеорологическую службу, опубликовало неподписанное заявление в поддержку Трампа и аннулировало исправление Трампа, выпущенное метеорологами службы в Бирмингеме, штат Алабама. Таким образом, важнейшее федеральное агентство было коррумпировано, и в будущем никто не может быть уверен в истинности чрезвычайных предупреждений Трампа.

Subscribe now
ps subscription image no tote bag no discount

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

В ходе другого разногласия, Трамп вызвал переполох в начале сентября, заказав 3,6 миллиарда долларов из строительных фондов Пентагона, чтобы перенаправить их на свою фантасмагорическую стену на южной границе с Мексикой. Несмотря на сомнения по поводу конституционности президента, который в одностороннем порядке перенаправляет ассигнования, утвержденные Конгрессом, 127 проектов – многие из которых школы и другие учреждения по оказанию помощи семьям военных, некоторые из которых в штатах, представленных республиканцами для переизбрания в следующем году – потеряли свое финансирование. Трамп также перечислил средства для оказания помощи в случае стихийных бедствий – накануне сезона ураганов.

Эти шаги подчеркивают отчаяние Трампа, чтобы к выборам существенная часть стены была построена или велось ее строительство. Но он далеко от этого. То, что он описывал как бетонный барьер протяженностью в 1000 миль, на сегодняшний день должно было быть построено примерно наполовину, но все, что до сих пор было сделано, это 64 мили стальных заборов для замены конструкций, установленных при администрации Обамы. Поскольку его сторонники чувствовали себя разочарованными отсутствием прогресса, президент даже сказал помощникам захватить частные земли, если это необходимо, и что он простит их, если они нарушат закон.

Хотя мало кто верит в то, что стена Трампа является самым эффективным способом не пустить в страну нелегальных иммигрантов, его упоминания об этом во время кампании 2016 года вызвали бурные аплодисменты (в то время он заверял толпу, что за это заплатит Мексика). Ситуация не изменилась, таким образом он сам себя загнал в угол.

Другие важные вопросы, стоящие на повестке дня этой осенью, включая контроль над оружием и решение демократов Белого Дома о том, следует ли начать официальный процесс импичмента, также могут усилить давление на Трампа. Внешняя политика также является причиной проблем для Трампа и страны. Его тарифная война с Китаем наносит ущерб экономике США; подписание инициативы, в том числе прямые переговоры с Северной Кореей и талибами, проваливаются. Отказ от Иранской ядерной сделки, как и ожидалось, привел к обратному результату.

Внезапное увольнение на этой неделе Джона Болтона, третьего советника Трампа по национальной безопасности – Болтон настаивает, что он сам уволился – было и неожиданным, и неизбежным, потому что было очевидно, что эти двое не могут договориться по большинству вопросов внешней политики. Болтон был ястребом по сравнению с голубем Трампа; одно из самых интересных открытий о президенте это то, что он действительно не хочет воевать. Окончательный раскол произошел, когда Болтон дал понять, что он против переговоров Трампа с талибами, чтобы американские войска могли быть выведены из Афганистана, предпочтительно путем выборов. Также, очевидно, что Трамп хотел принять талибов на мирной конференции в Кэмп-Дэвиде.

Но отстранение Болтона не будет иметь большого значения. Многие из целей Трампа нереальны. Он плохой переговорщик. И в его Белом доме нет последовательного процесса принятия решений. Внешняя политика США стала отражать капризы Трампа и его огромную веру в свою способность убеждать других.

Республиканская партия обрекла свою судьбу на все более неуравновешенного лидера. Несмотря на то, что на пути Трампа стоят три других кандидата в президенты на 2020 год, никто не может нанести ему поражение. Но они могут нанести вред его усилиям по переизбранию, поэтому Республиканская партия отказалась от некоторых праймериз и совещаний. Насколько будет хорош Трамп в ноябре следующего года, может зависеть от того, как его хрупкое эго выдержит ближайшие месяцы.

https://prosyn.org/pFuUGFTru;
  1. haass107_JUNG YEON-JEAFP via Getty Images_northkoreanuclearmissile Jung Yeon-Je/AFP via Getty Images

    The Coming Nuclear Crises

    Richard N. Haass

    We are entering a new and dangerous period in which nuclear competition or even use of nuclear weapons could again become the greatest threat to global stability. Less certain is whether today’s leaders are up to meeting this emerging challenge.

    0