44

Экономическая безграмотность приведёт к торговой войне?

НЬЮ-ЙОРК – Прошло почти 100 дней с момента вступления в должность президента США Дональда Трампа, а он и его министр торговли Уилбур Росс продолжают совершать экономическую ошибку, которую не допускают даже экономисты-первокурсники. Они заявляют, что дефицит счёта текущих операций Америки (то есть внешнеторговый дефицит), который в реальности является результатом низкого и даже падающего уровня сбережений в Америке, будто бы свидетельствует о нечестной внешнеторговой политике Германии и Китая, двух стран с профицитом счёта текущих операций. Подобное экономическое невежество может привести к катастрофе.

Счёт текущих операций, учитывающий баланс внешней торговли товарами и услугами, чистый доход от инвестиций и объём трансфертных платежей из-за рубежа, равен национальным сбережениям минус внутренние инвестиции. Это не теория. Это математическое тождество, если не считать возможных статистических расхождений между размерами валового внутреннего продукта (ВВП) и валового национального дохода (ВНД). Оно верно вне зависимости от того, либерал вы или консерватор, популист или центрист, кейнсианец или стор��нник экономических мер на стороне рыночного предложения. Даже Трамп со всем своим искусством заключать сделки не может изменить этот факт. Тем не менее, он угрожает начать торговую войну из-за этого дефицита, вызванного дисбалансом сбережений и инвестиций в самой Америке.

У страны наблюдается дефицит счёта текущих операций, если объёмы инвестиций превышают объёмы национальных сбережений, и – профицит, если инвестиции меньше национальных сбережений. У страны со сбалансированным счётом текущих операций дефицит возникает, когда уровень инвестиций начинает расти, или когда уровень сбережений начинает падать, или когда одновременно происходит и то, и другое.

Предположим, что США торгует с зарубежными странами, которые проводят протекционистскую политику. Если эти страны займутся либерализацией режима внешней торговли, они начнут импортировать больше американских товаров, которые будут конкурировать с производимой в этих странах продукцией. В этом случае размер отраслей, конкурирующих с импортом, будет уменьшаться, высвобождая работников и капиталы для увеличения производства в экспортных отраслях. По мере роста объёмов экспорта начнут расти и валютные доходы, за счёт которых можно будет оплачивать возросший счёт за импорт.

Предположим, наоборот, что США вводят новые импортные барьеры из-за дефицита счёта текущих операций. Благодаря импортным барьерам работники и капиталы из экспортных отраслей будут притягиваться в отрасли, конкурирующие с импортом. Тем самым, внешнеторговый баланс США останется в целом неизменным, однако при этом снизится уровень национального дохода и средний уровень жизни. Внешнеторговый дефицит может снизиться, если импортные барьеры приобретут форму торговых налогов, снижающих дефицит бюджета (а значит, увеличивающих сбережения правительства). Однако этого эффекта можно достигнуть только бюджетными мерами, а не исключительно  внешнеторговыми.

Нет никаких особых причин, благодаря которым снижение торговых барьеров зарубежными странами или повышение торговых барьеров США каким-то прямым образом могло бы повлиять на уровень сбережений и инвестиций в США, а значит, и на баланс счёта текущих операций США. Для сокращения дефицита счёта текущих операций Соединённым Штатам надо либо больше сберегать, либо меньше инвестировать в свою экономику.

Не трудно понять, почему у США наблюдается хронический дефицит счёта текущих операций. Уровень национальных сбережений в США, то есть сумма частных и государственных сбережений, измеряемых как доля ВНД, заметно сократился за последние 30 лет. Этот спад вызван, главным образом, снижением уровня государственных сбережений.

Государство в США (федеральные, региональные и местные власти) является чистым транжирой, то есть его текущие расходы – на потребление, процентные платежи по госдолгу и на трансферты – превышают доходы (сейчас примерно на 2% ВНД). И это не удивительно. Львиная доля проблем сосредоточена на федеральном уровне. Начиная с Рональда Рейгана, каждый президент обещает «снизить налоги на средний класс» и предоставить другие налоговые послабления, тем самым уменьшая доходы государства и сохраняя федеральный бюджет в состоянии хронического дефицита. Демократические президенты поддерживают снижение налогов, потому что это якобы кейнсианский «стимул», а республиканские – рассуждают о предполагаемой пользе мер «на стороне рыночного предложения».

Как Демократическая, так и Республиканская партии практикуют популизм. В американском стиле. Они регулярно снижают налоги, наращивают госдолг (он удвоился с 35% ВВП в 2007 году до 74% ВВП в конце 2015 года) и обычно винят кого-нибудь другого в медленных темпах роста экономики США, которые объясняются низким уровнем сбережений и инвестиций. Сейчас настала очередь Китая и Германии стать мишенью для руководства США.

Внешнеторговый и бюджетный дисбалансы Америки вскоре могут серьёзно усугубиться, если Трамп и конгрессмены-республиканцы добьются своего и ещё больше снизят федеральные налоги. Такая бюджетная политика является разрушительной, хотя, наверное, очень популярной в краткосрочной перспективе, – пока экономика не начнёт выставлять свои неизбежные счета. На фоне роста дефицита бюджета будет расти и дефицит счёта текущих операций США. Так уже было в начале 1980-х годов, когда снижение налогов Рейганом вызвало резкий рост дефицита федерального бюджета. Легко представить, что рост торгового дефицита приведёт к ещё более нелепым заявлениям со стороны Трампа и членов его кабинета по поводу якобы вероломного поведения Китая и Германии во внешней торговле.

Американцы не должны позволять обманывать себя. Король голый. У него нет одежды, ни импортной, ни местной. И, по всей видимости, у него также нет компетентных экономических советников.