4

Как Трамп испытывает демократию

ТОКИО – Создается впечатление, что мировые лидеры в растерянности от того, как наладить отношения с Президентом США Дональдом Трампом, учитывая его позиции, вызывающие беспокойство и зачастую странное поведение по отношению как к политикам и СМИ, так и к союзникам и врагам. Трамп не просто бросает вызов политической конвенции, чтобы “все встряхнуть”; он испытывает основы Американской демократии. Это испытание обладает потенциалом для преобразования существующих предположений о Соединенных Штатах и их глобальной роли.

Трамп был избран в основном по одной причине: значительной доле американских избирателей уже надоело состояние экономики и политики, которые ее контролируют. Глобализация - распространение потоков рабочей силы, товаров, услуг, денег, информации и технологии во всем мире – по-видимому, от этого выигрывают все, кроме них.

Эти избиратели были правы. Хотя глобализация и открытость торговли, лежащая в ее основе, обладает потенциалом, чтобы обогатить всю мировую экономику, на данный момент самые богатые захватили чрезвычайно непропорционально большую долю прибыли. В США, с 1980 по 2013 год заработная плата для топ 1% зарабатывающих увеличилась на 138%, в то время как заработная плата для остальных 90% выросла всего на 15%.

В настоящее время существует разительный разрыв между борющимися рабочими, так называемого Ржавого пояса и миллиардерами высокого полета из Силиконовой долины и Уолл-стрит. Кажется, единственными людьми, которым удалось выйти без серьезных последствий из глобального экономического кризиса 2008 года, были те, кто его вызвал.

Трамп ухватился за этот раскол во время своей кампании. Он использовал страхи и разочарования этой конкретной группы домохозяйств из рабочего класса, обеспечив чтобы они направили свой гнев не только на богатых (таких, как и сам Трамп), но и на “истеблишмент” – господствующих политиков, которые якобы были в сговоре с Уолл Стрит. Для политического аутсайдера, ставившего под сомнение политический истеблишмент (демократа Хиллари Клинтон), это было эффективной тактикой.

Но выборы уже позади, и для Трампа настало время, чтобы помочь людям, избравшим его. Пока еще не ясно, каким образом или даже есть ли у него в планах это сделать. Более того, если Трамп последует своей предвыборной риторике, он может навредить этой группе – и многим другим – еще больше.

Во время кампании, для привлечения поддержки, Трамп часто использовал в качестве “козлов отпущения”, в основном иммигрантов и крупных развивающихся мировых экспортеров, таких как Китай и Мексика. Проблема, прежде всего заключается в автоматизации, а не в офшоринге или иммиграции, которая вытесняет традиционных рабочих производства в США.

Это означает, что если Трамп выполнит свои предвыборные обещания – скажем, введя жесткие иммиграционные ограничения и высокие импортные тарифы – он в действительности не решит эту проблему. Что он сделает, так это спровоцирует ответные меры со стороны основных торговых партнеров, таких как Китай, нанося серьезный ущерб всей мировой экономике – начиная с США.

Лучшим подходом было бы сосредоточиться на улучшении управления процессом глобализации, а не пытаться повернуть его вспять. Для начала, администрация Трампа могла бы предложить более мощные стимулы для иностранных инвестиций в основные сектора, такие как автомобили и инфраструктура.

Эффективное управление силами глобализации, является мерой, которой Япония защитила свои уязвимые сектора. Открытие торговли в сельском хозяйстве значительно улучшило бы уровень жизни рядовых японцев, но оно могло бы с легкостью навредить фермерам страны. К счастью, правительство Премьер-министра Японии Синдзо Абэ признало этот риск, и приняло меры по защите местных фермеров, в том числе в ходе переговоров по торговому соглашению Транс-Тихоокеанского партнерства (который Трамп в настоящее время отклонил).

На этом фоне, встречи Трампа с Абэ дают некоторые основания надеяться на то, что американские власти последуют такому подходу. Проблема в том, что даже если Трамп действительно видит его значение, он может захотеть следовать задаче управления по-своему. Он, в конце концов, показал явное предпочтение личным, двусторонним сделкам, вроде тех, которые он совершает в своем бизнесе, а не занятию формальной, гораздо менее многосторонней, дипломатией.

В демократическом обществе, личные сделки подобного рода не всегда работают. Для решения возникающих сложных и часто спорных вопросов, необходимо широкое согласие, а его обеспечение требует четких базовых правил. К счастью, как вскоре узнает Трамп, Конституция США прекрасно подходит для обеспечения именно таких правил.

В западных демократиях, конституция является высшим законом страны, имеющим приоритет над всеми другими правовыми актами. То же самое относится и к США. Но, как объяснил Майкл К. Янг, Президент Texas A&M University, так как Конституция США была составлена, когда различные штаты, уже имеющие свои собственные законы, договорились о создании политического союза, она функционирует как набор базовых правил для переговоров между штатами, а также между законодательной, исполнительной и судебными ветвями власти.

Сосредоточив внимание на сдержках и противовесах, творцы Конституции США создали своего рода предохранительный клапан для политической системы, предназначенный для ее защиты от неожиданных потрясений, связанных с каким-либо из ее многочисленных подвижных элементов. По сути, с самим Трампом, представляющим собой неожиданный удар, этот предохранительный клапан – фактически, сама конституция США – проходят испытание.

На данный момент система выдержала. Конституционные права на свободу слова и мирные собрания, по-прежнему остаются в силе – и осуществляются в массовом масштабе. Суды не склонились перед Трампом, в первую очередь, ударив по его административному указу, запрещающему въезд в США людям из семи странах с мусульманским большинством.

Но испытание не закончилось. Люди и их лидеры должны продолжать защищать демократию, а суды должны охранять свою независимость. На это рассчитывает весь мир.