0

Как обращаться с Аль-Каидой

ПРИНСТОН. Хотя руководство, верования и идеология Аль-Каиды укоренились в Саудовской Аравии, организация в королевстве была почти полностью уничтожена благодаря правительственной политике, которая сочетает большой пряник и еще больший кнут. Покушение на убийство принца Мухаммеда бин Найефа, заместителя министра внутренней безопасности, в прошлом месяце в Джидде, раскрывает элементы Саудовской стратегии и демонстрирует то, как смелая попытка Аль-Каиды исправить свою судьбу провалилась.

Террористом был Абдула Асири, саудовский гражданин и член Аль-Каиды, который вернулся из Йемена, заявляя, что он отрекся от терроризма и желает сдаться самому принцу Маухаммеду в его дворце. Ранее в тот день принцу привезли террориста на его личном самолете с йеменско-саудовской границы, и Мухаммед, как сообщают, приказал, чтобы террориста тщательно не обыскивали. Однако Асири действительно спрятал на себе бомбу, взрывчатку весом в один фунт, которая взорвалась возле принца. Но бомба не была в металлической оболочке, и террорист оказался единственным человеком, кто погиб.

Постороннему человеку эпизод покажется грандиозным провалом работы службы безопасности, это равносильно тому, как если бы глава ФБР лично поприветствовал одного из заместителей руководителя Аль-Каиды на вечеринке в саду. Но это всего лишь высоко персонифицированная форма политики, которую члены королевской фамилии Саудовской Аравии приняли для того, чтобы переводить членов Аль-Каиды в свой лагерь. Действительно, эта политика, хотя и весьма рискованная, частично объясняет поражение Аль-Каиды в Саудовской Аравии. Высоко персонифицированная политика формирует часть того, что можно было бы назвать государственным театром Саудовской Аравии и что держит королевскую семью у власти.

С 2003 года принц Мухаммед стоит во главе успешной компании против яростного исламизма в королевстве. Опираясь на действия вооруженной охраны, он основал сильную службу внутренней разведки и полицию, которые одновременно эффективны и жестоки по своей тактике. В то же время принц хорошо использовал глубоко укоренившиеся культурные и религиозные нормы, чтобы надавить на рекрутов Аль-Каиды и заставить их прекратить насилие.