0

Вперед к либеральной диктатуре?

МОСКВА: Предстоящие в следующем месяце президентские выборы сейчас напоминают коронацию. Скорость кажущегося неотвратимым вознесения Путина вызывает всеобщее изумление. В чем же секрет феноменального политического успеха Путина?

Ответ, по большому счету, оказывается простым: Путин взял и объединил за собой вражующие кланы Бориса Березовского и Анатолия Чубайса, которые во многом контролируют богатство России и ее государственное пространство. Развязкой этого брака по расчету стало вознесение на вершину власти безвестного бывшего офицера КГБ, силовика, деятельность которого дала почву слухам о незаконном обогащении и сомнительных сделках с недвижимостью, по имеющимся сообщениям скрытых и замятых в России во времена правления Ельцина.

Ко всему этому Путин добавил контроль над силовыми министерствами - являющимся, как водится в России, важным ключом к власти и одним из главных столпов, на который опирается политическая доктрина Путина. Путин остерегается уступать кому-либо это ценное достояние, поэтому он уполномочил надзирать за ним лояльного Сергея Шойгу, который во многом напоминает Путина тем, что воспользовался обломками старой советской системы гражданской обороны для создания в короткий срок своей собственной тайной империи.

Вторым элементом путинской доктрины политической власти - пожертвованным союзниками по клану - является скрытй контроль за российскими средствами массовой информации. Политолог Сергей Марков обозначил сегодняшнюю Россию как "марионеточную демократию" - систему, в которой государство дергает за нитки за фасадом демократических институтов. Например, в ходе декабрьских выборов в Государственную Думу правительство - в нарушении существующих законов о выборах - использовало все свое влияние для оказания как тайной, так и явной поддержки "партии власти", Единству. Готовность российских лидеров игнорировать закон тогда, когда он им не по нраву, пробуждает плохие воспоминания, поскольку господство правительства над средствами массовой информации отстраняет общественность от средств воздействия на государство, которое становится еще более неподотчетным.