Сегодняшнее анти-Просвещение

Не так давно можно было подумать, что, по крайней мере, в Европе не осталось никаких табу. Процесс, начавшийся во времена Просвещения, достиг сегодня состояния, когда «можно всё». В искусстве (особенно в нём) не существовало никаких ощутимых ограничений для изображения того, что ещё поколение назад считалось крайне вызывающим.

Два поколения назад в большинстве стран существовала цензура, которая не только пыталась не дать молодёжи смотреть некоторые фильмы, но запрещала даже книги. Начиная с 60-ых годов ХХ века данные предписания стали постепенно исчезать, пока, в конечном счёте, открытые проявления сексуальности, насильственных действий и богохульства, будучи неприемлемыми для некоторых людей, не стали восприниматься как часть просвещённого мира.

Но так ли это? Неужели нет никаких ограничений? За пределами Европы лозунг «можно всё» так никогда и не получил полной поддержки. Да и в Европе существовали ограничения. Историк Дэвид Ирвинг до сих пор содержится под стражей в Австрии за отрицание Холокоста. Но это, безусловно, особый случай. Отрицание подтверждённой множеством документов правды может привести к новым преступлениям. Но всегда ли ответ на вопрос «что есть правда?» так прост?

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/FjWGZRY/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.