1

На край пропасти и обратно с Ираном

ЖЕНЕВА. Проблемы с балансированием на грани войны, происходящим сейчас вокруг иранской ядерной программы, показывают, насколько легко упасть с обрыва. После первых двух раундов новых переговоров между Ираном и P5+1 (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН плюс Германия) в Стамбуле и в Багдаде в апреле и мае обе стороны, по крайней мере, еще находятся на краю пропасти. Теперь, после третьего тура в Москве, они удерживаются на кончиках пальцев.

Ни одна сторона не была готова пойти на компромисс по какому-либо существенному вопросу. Они только согласились – едва ‑ провести совещание экспертов на низком уровне в начале июля, но никто не ожидает, что это приведет к прорыву. До того времени новые европейские и американские санкции в отношении иранского экспорта нефти будут оставаться в силе, а Конгресс США подталкивает к введению еще больших санкций, и влиятельные голоса в нем утверждают, что переговоры окончены. Обсуждение войны по-прежнему на повестке дня в Израиле, и тревога растет, что в весьма напряженной политической атмосфере в год выборов в США не получится сдержать эскалацию этого вопроса.

Несмотря на то что переговорные позиции обеих сторон на протяжении нынешней серии переговоров не были так далеки, как в прошлом, их ключевые позиции до сих пор были непримиримы.

Шесть мировых держав в настоящее время настаивают на трех вещах. Во-первых, Иран должен приостановить всю деятельность по обогащению урана до 20% чистоты (уровня, необходимого для исследовательских реакторов, но только в двух шагах, с практической точки зрения, от оружейного урана). Во-вторых, Иран должен обменять существующие запасы 20% топлива на топливо, способное работать только в Тегеранском исследовательском реакторе или для других явно мирных целей. Конечное требование состоит в том, чтобы Иран закрыл свой сильно защищенный подземный завод по обогащению в Фордо вблизи города Кум.