0

Лечение экономики

НЬЮ-ЙОРК. Поскольку резкий экономический спад, который начался в 2007 году, продолжается, вопрос, который у всех на уме, очевиден: почему? Ведь до тех пор пока у нас не будет лучшего понимания причин кризиса, мы не сможем ввести эффективную стратегию восстановления. И до сих пор у нас нет ни того, ни другого.

Нам сказали, что это было финансовым кризисом и, таким образом, правительства с обеих сторон Атлантики сосредоточились на банках. Программы стимулирования были поданы как временное средство, которое должно было устранить разрыв, пока финансовый сектор не оправится и не возобновится частное кредитование. Но, в то время как доходность банков и премии их сотрудникам восстановились, кредитование не вышло на прежний уровень, несмотря на рекордно низкие долгосрочные и краткосрочные процентные ставки.

Банки утверждают, что кредитование остается ограниченным из-за дефицита кредитоспособных заемщиков вследствие застоя экономики. И ключевые данные указывают, что они, по крайней мере частично, правы. В конце концов, крупные предприятия сидят на нескольких триллионах долларов в наличных средствах; таким образом, деньги ‑ не то, что сдерживает их от инвестирования и найма. Некоторые, возможно даже многие предприятия малого бизнеса находятся, однако, совсем в другом положении; ограниченные в средствах, они не могут расти, и многие вынуждены сокращаться.

Однако в целом, инвестирование в бизнес – исключая строительство – возвратилось к 10 % ВВП (от 10,6 % до кризиса). При такой большой избыточной емкости рынка недвижимости уверенность не сможет вернуться до ее предкризисного уровня в ближайшее время, независимо от того, что делается в банковском секторе.