22

Сигнал бедствия «мэйдэй» в Великобритании

ЛОНДОН – Члены партии консерваторов, агитировавшие за выход Великобритании из Евросоюза (Брексит), продолжают разглагольствовать про строительство страны, которая будет открыта внешнему миру и свободной торговле. А на самом деле Британия от всех отворачивается. Премьер-министр Тереза Мэй позиционирует себя как британский аналог Ангелы Меркель, а оказывается, что у неё больше сходства с Марин Ле Пен, лидером ультраправого французского Национального фронта, чем с немецким канцлером-интернационалистом.

Мэй изложила свою концепцию британского будущего на октябрьской конференции Консервативной партии. Она пообещала начать формальный процесс выхода Великобритании из Евросоюза до конца марта 2017 года и объявила, что государственный контроль за иммиграцией (а не сохранение членства в общем рынке ЕС) является её приоритетом на предстоящих переговорах о Брексите. Такая позиция означает, что Британия встала на курс «жёсткого Брексита», который будет завершён к апрелю 2019 года.

Правительства стран ЕС совершенно правильно настаивают на свободе передвижения людей как на базовом принципе общего рынка. Националистический, нативистский уклон политики Мэй уже вынудил Меркель и других лидеров стран ЕС, в первую очередь, президента Франции Франсуа Олланда, выбрать более жёсткую линию в отношении Британии.

На валютных рынках, естественно, произошло падение британского фунта из-за ожидаемых потерь экономики страны от жёсткого варианта Брексита. Дорогостоящие торговые барьеры – таможенный контроль; требования, связанные с правилами страны происхождения товаров; импортные пошлины; дискриминационное регулирование – будут теперь разделять Британию и Евросоюз, что затронет почти половину всего оборота британской внешней торговли.