5

Ловушка досрочных выборов

ЛОНДОН – Потеря Консервативной партией парламентского большинства на всеобщих досрочных выборах в Соединенном Королевстве еще раз доказала, что политические эксперты, опросы общественного мнения и другие прогностики еще раз ошиблись. И снова, предлагаются различные объяснения результату, которого ожидали не многие.

Например, многие из них подчеркивали, что Тереза ​​Мэй, Консервативный премьер-министр плохо организовала кампанию, и что модели опросов общественного мнения недооценили активность молодых избирателей. В то же время, лидер оппозиционной Лейбористской партии Джереми Корбин сумел проявить компетентность и уверенность. Но все эти объяснения могут быть неактуальными, поскольку они сосредоточены исключительно на том, как проводилась кампания.

Лучшее объяснение приходит из области психологии. Если бы эксперты обратили внимание на устоявшуюся теорию о психологии досрочных выборов, они смогли бы предвидеть результаты выборов в Великобритании. Согласно исследованиям политолога Нью-Йоркского университета Аластер Смита, который изучил британские данные опроса о всеобщих выборах и результаты, полученные в 1945 году, решения премьер-министров о проведении досрочных выборов, зачастую имеют неприятные последствия.

Проведя выборы на три года раньше запланированного срока, Мэй, похоже, допустила серьезный, едва ли не беспрецедентный просчет. Она предположила, что общественная поддержка, которую она имела когда объявила выборы, перейдёт в фактические голоса.

Бывший Премьер-министр Великобритании Гарольд Уилсон совершил ту же ошибку в мае 1970 года, когда попытался воспользоваться популярностью лейбористов. Во время последовавшей кампании, поддержка лейбористов развалилась, и Консерват��ры выиграли 330 из 630 мест.

Аналогичным образом, в 1997 году решение бывшего Президента Франции Жака Ширака о проведении досрочных парламентских выборов привело к серьёзной победе оппозиционных партий левого крыла. То же самое произошло в 1998 году, в Австралии.

В исследовании 2003 года, опубликованном в Британском журнале политической науки, Смит пришел к выводу, что общественная поддержка лидеров, которые призывают к досрочным выборам, как правило, ослабевает в преддверии голосования. Его анализ показывает, что чем большую популярность имеет лидер, призывающий к досрочным выборам, тем больше вероятность того, что он или она потеряет поддержку во время кампании.

Когда Мэй призвала к досрочным выборам в апреле, она настолько высоко поднялась в опросах, что она и Тори ожидали одержать победу с большим перевесом. Но, как утверждает Смит, досрочные всеобщие выборы – это психологическая игра в покер, в которой электорат часто называют блефом лидера.

Мэй думала, что у нее на руках хорошие карты, потому что она обладает большей информацией относительно будущих перспектив страны, чем средний избиратель. Будучи премьер-министром, она располагала полной информацией о ближайших экономических перспективах Великобритании и о вероятном результате Брексит переговоров с Европейским союзом.

Но, как показывает теория Смита, решение Мэй о проведении досрочных выборов ненароком раскрыло ее карты избирателям, которые, вероятно, предположили, что она использует свое информационное преимущество, чтобы укрепить свою собственную политическую позицию. В качестве подтверждения этого суждения, Смит использует пример Маргарет Тэтчер, чья собственная стратегия предвыборной игры в покер была противоположной Мэй.

В 1982 году, Тэтчер была на пике своей популярности, только что объявив победу в Фолклендской войне. И хотя у нее не было необходимости назначать выборы до мая 1984 года, она, вполне могла бы, сделать ставку на дополнительный пятилетний срок, используя свою огромную популярность. Опросы общественного мнения от 1982 года предполагают, что, если бы Тэтчер назначила выборы в том году, она почти наверняка одержала бы победу. Вместо этого, она ждала, несмотря на риск того, что будущие политические неудачи могли бы подорвать ее популярность.

Как Тэтчер оценила, что риск зависил от ее собственных намеченных показателей в последующем году. Если бы она была убеждена в том, что у нее будут эффективные решения проблем, которые могут возникнуть, тогда риск подвергнуться испытаниям на выборах был бы минимальным. С другой стороны, если бы Тэтчер не был уверена в своей политике, у нее было бы больше стимулов нажиться на своей популярности, призывом к досрочным выборам, чтобы не поставить под угрозу свои шансы на будущее.

Впоследствии Тэтчер назначила выборы на июнь 1983 года. Позже, в своих автобиографиях, она и ее канцлер казначейства Найджел Лоусон объяснили, что на их сроки повлияли опасения относительно инфляции в следующем году. Назначив выборы на год раньше, они избежали сценария, при котором усиливающаяся инфляция подорвала бы популярность Консерваторов.

Ключевым выводом является то, что сроки выборов могут выявить, насколько хорошо действующие руководители исполнят свои обязательства в будущем. При прочих равных условиях компетентные правительства будут ждать более длительный период, прежде чем пойти к электорату, тогда как неуверенные лидеры попытаются извлечь выгоду из своей популярности, в случае, если она у них есть.

Согласно теории Смита, любой лидер, который назначает досрочные выборы, должен ожидать снижения поддержки, как это только что произошло в Британии. Мэй оказалась гораздо менее уверенным в себе лидером, чем кто-либо ожидал. Она вела неубедительную кампанию, в которой ее обещание

“сильного и стабильного руководства” не заслужило доверия. Но ее унизительное поражение можно было предвидеть до начала кампании.