7

Тереза Мэй и её граждане, лишённые страны

ВЕНА – Премьер-министр Британии Тереза Мэй по своей воле лишила собственную Консервативную партию правящего парламентского большинства, объявив досрочные выборы. А если Мэй останется премьер-министром, то она ещё и лишит британских граждан политических и экономических прав, гарантируемых членством в Евросоюзе. Привычка Мэй лишать людей их прав не является чем-то новым: за несколько лет она превратила в норму практику лишения британцев гражданства, даже несмотря на риск их превращения в ничейных лиц без гражданства.

Во время только что завершившейся избирательной кампании в Великобритании Мэй пообещала изменить или отменить любые законы о правах человека, который «стоят на пути» борьбы с терроризмом. Это реальная угроза: именно Мэй является пионером практики лишения людей гражданства, совершаемого обычно во имя национальной безопасности, но иногда и в виде символического наказания.

Лишение гражданства – это аморально и неэффективно. У подобных методов мрачная история. В XX веке тоталитарные государства установили рекорд по количеству людей, лишённых гражданства (так называемая денатурализация): в одном только СССР без гражданства остались 1,5 млн человек.

Однако подобные методы были свойственны не только недемократическим режимам. По данным французского учёного Патрика Вейля, из-за принятых в начале XX века в США законов, гражданства были лишены, как минимум, 140 тысяч человек. Официально эти законы принимались, чтобы не допустить получения гражданства страны обманным путём. В реальности же они использовались ещё и для принуждения к лояльности по отношению к государству. В 1909 году анархистка и феминистка Эмма Голдман стала первым американским гражданином, которого лишили гражданства фактически по политическим мотивам.

До Второй мировой войны и Холокоста мало кого беспокоил тот факт, что из-за денатурализации люди могут остаться вообще без страны, без того, что Ханна Арендт называла «правом иметь права». Однако после 1945 года были разработаны новые международные правовые инструменты, призванные покончить с таким явлением, как «лица без гражданства».

Несколько эпохальных решений Верховного суда США фактически лишили правительство возможности отбирать у человека американское гражданство против его или её воли. Как пояснял в 1967 году судья Верховного суда Хьюго Блэк, «в нашей стране люди суверенны, и правительство не может разрывать свои отношения с ними, лишая их гражданства».

Тем не менее, в последние годы на Западе всё чаще стали слышны призывы к денатурализации, при этом многие политики называют эту меру оправданной в рамках борьбы с терроризмом. Например, после терактов в Париже в ноябре 2015 года тогдашний президент Франции Франсуа Олланд попытался, правда, безуспешно, внести в конституцию страны поправку, касающуюся лишения гражданства (об этой попытке он впоследствии пожалел, потому что оказалось, что она раскалывает, а не объединяет общество).

Но ни одна страна не продвинулась на пути превращения денатурализации в рутинную меру борьбы с терроризмом дальше Великобритании. По данным Вейля, с 2006 по 2015 годы министерство внутренних дел Великобритании лишило гражданства 53 человека. По крайне мере, двое из них были затем убиты американскими дронами.

Сегодня в Великобритании невероятны низки барьеры, мешающие лишению гражданства. Министерству внутренних дел необходимо лишь «убедиться, что лишение гражданства совершается в интересах общественного блага». Начиная с 2014 года, у министерства появилась возможность денатурализации британских граждан даже в том случае, если подобное решение может превратить их в людей без какого-либо гражданства вообще. Министерству достаточно лишь «резонных оснований» предполагать, что у человека есть возможность получить гражданство в какой-либо другой стране. Когда Мэй была министром внутренних дел (с 2010 по 2016 годы), она обычно лишала британцев гражданства, пока они находились за пределами страны, что не позволяло им оспорить принятое решение.

Да, конечно, денатурализация это популярная мера. Предлагавшуюся Олландом конституционную реформу в какой-то момент поддерживало 80% французского общества. Это, без сомнения, объясняется острым коллективным желанием наказать тех, кто совершает теракты. Многие считают, что люди, совершающие подобные преступления, уже и так разорвали социальный контракт.

Однако именно по этой причине вопрос о наказании должен рассматриваться судебной системой, гарантирующей соблюдение всех процессуальных норм. Министерство, которое руководствуется некими туманными критериями, таких гарантий дать не может. Все страны, подписавшие международные конвенции об уменьшении числа лиц без гражданства, технически должны проводить денатурализацию только в отношении тех людей, которые имеют двойное гражданство. Однако подобные действия будут означать дискриминацию.

Лишение гражданства «плохих граждан», совершивших теракты, является неуместным решением даже в качестве символического жеста. Как считает австрийский политолог Райнер Баубёк, было бы невероятным извращением, если бы Германия и Австрия посмертно лишили гражданства Гитлера.

Кроме того, денатурализация непрактична. Страны, подобные Великобритании, должны брать на себя ответственность за собственных граждан и наказывать их за совершённые преступления, а вместо этого они просто скидывают потенциально опасных людей на другие страны. Если, например, у человека есть несколько паспортов разных стран, где действуют законы о лишении гражданства, подобная политика может спровоцировать конкуренцию, в результате которой, как заметил Одри Маклин из Университета Торонто, «гражданин достаётся проигравшему».

Всё это, конечно, не означает, что государствам нельзя ограничивать индивидуальные права в рамках борьбы с терроризмом. Однако есть другие меры, например, конфискация паспорта, которые намного более эффективны, чем денатурализация. Лишение гражданства может выглядеть эмоционально убедительным, но у такой меры есть высокие издержки; Питер Спиро из Юридической школы университета Темпл называет это «театральной безопасностью». Денатурализация подрывает саму концепцию гражданства, которое начинает выглядеть привилегией, а не базовым «правом иметь права». Этой привилегии человека можно лишить, причём без строгого соблюдения процессуальных норм.

Несмотря на агрессивные методы борьбы с терроризмом, США, равно как и Франция с Германией, до сих пор придерживаются принципа, сформулированного бывшим председателем Верховного суда Уорреном Бергером: «гражданство – это не лицензия, которая аннулируется за плохое поведение». Президент США Дональд Трамп требует, наказывать тех, кто сжигает американский флаг, «например, лишением гражданства или годом в тюрьме!», однако он вряд ли сумеет этого добиться.

Тем не менее, у него будет возможность восхищаться Великобританией, если Мэй или другие политики продолжат совершенствовать и превращать в норму авторитарные методы британского правительства.