0

Волк, который съел Грузию

ФЛОРЕНЦИЯ – В широко известной сказке Федра про волка и ягненка, волк мог легко съесть ягненка, не произнося ни слова, однако он предпочел высказать свои «доводы». Во-первых, он бранится на то, что ягненок мутит его питьевую воду (несмотря на то, что волк находится вверх по течению). Затем он ворчит, что в прошлом году ягненок называл его плохими словами (хотя в то время ягненку было всего шесть месяцев). В конце концов, волк брюзжит, что это был не ягненок, а его отец; и только после этого волк незамедлительно приступает к действию.

«Доводы» волка в оправдание его плохих действий были той роскошью, которую мог себе позволить волк. Сегодня Хартия ОНН легально обязывает государств-волков – то есть обладающих большой силой – предоставлять свои оправдания использования оружия. Все это в большей мере относится к пяти постоянным членам Совета Безопасности, так как кроме общественного осуждения против них нет серьезных санкций за нарушение положений Хартии.

Россия высказала различные доводы в оправдание своего военного вторжения в Грузию, в которой отколовшиеся регионы Абхазии и Южной Осетии, тем не менее, находятся под суверенитетом Грузии. Россия доказывает, что целью этого вторжения были: 1) остановка грузинской агрессии в отношении южноосетин; 2) прекращение этнической чистки, геноцида и военных преступлений, совершаемых там Грузией; 3) защита российских граждан; и 4) защита южноосетин в рамках договора по поддержанию мира, подписанного Борисом Ельциным и Эдуардом Шеварднадзе в 1992 году.

Ни одно из этих легальных оснований не выдерживает критики. Посылая свои войска в Южную Осетию, Грузия, без сомнения, сделала опрометчивый политический шаг, однако она не нарушила ни одного международного права, какой бы номинальной не была ее суверенность. Также, похоже, не было ни геноцида, ни этнической чистки; если были совершены военные преступления, то они не оправдывают военного вторжения. Кроме того, южноосетины имеют российское гражданство только потому, что Россия в одностороннем порядке выдала им российские паспорта. И в заключение, договор 1992 года позволяет проводить только мониторинг внутреннего напряжения ситуации, а не широкомасштабное применение военной силы.