0

Изнуренный титан

ПАРИЖ. Разворачивающаяся «валютная война», которая, вероятно, будет доминировать в обсуждениях на предстоящем саммите G-20 в Сеуле, должна оцениваться на фоне нового ландшафта власти ‑ ландшафта, который был преобразован всего за два года первым кризисом глобализованной экономики.

Экономические последствия кризиса оставили ряд развитых стран в тяжелом спаде и борьбе за обеспечение здорового восстановления. В противоположность им страны с развивающейся экономикой после короткого спада смогли снова завести свои двигатели роста, и сейчас они идут вперед на полной скорости, увеличивая впечатляющие темпы роста.

Также были финансовые и валютные последствия. Хотя еще нет валюты, подходящей для замены доллара в качестве мировой резервной валюты и валюты расчетов, эта «чрезмерная привилегия», как выразился Шарль де Голль, попала под скрытую атаку. В марте 2010 года группа «АСЕАН + 3», которая включает в себя Китай, Японию и Южную Корею, создали резервный фонд размером 120 млрд долларов США в рамках так называемой инициативы «Chiang Mai». На этот раз, в отличие от 1997 года, США даже не попытались разрушить этот эмбриональный «Азиатский валютный фонд».

Вначале Европа хорошо справлялась с кризисом, но потом она попала в зыбкие воды, столкнувшись с перспективой дефолта по государственному долгу Греции. «Кризис в кризисе» раскрыл слабое управление еврозоны и возродил сомнения относительно жизнеспособности валютного союза с большой разницей в конкурентоспособности между его членами.