Paul Lachine

Изнуренный титан

ПАРИЖ. Разворачивающаяся «валютная война», которая, вероятно, будет доминировать в обсуждениях на предстоящем саммите G-20 в Сеуле, должна оцениваться на фоне нового ландшафта власти ‑ ландшафта, который был преобразован всего за два года первым кризисом глобализованной экономики.

Экономические последствия кризиса оставили ряд развитых стран в тяжелом спаде и борьбе за обеспечение здорового восстановления. В противоположность им страны с развивающейся экономикой после короткого спада смогли снова завести свои двигатели роста, и сейчас они идут вперед на полной скорости, увеличивая впечатляющие темпы роста.

Также были финансовые и валютные последствия. Хотя еще нет валюты, подходящей для замены доллара в качестве мировой резервной валюты и валюты расчетов, эта «чрезмерная привилегия», как выразился Шарль де Голль, попала под скрытую атаку. В марте 2010 года группа «АСЕАН + 3», которая включает в себя Китай, Японию и Южную Корею, создали резервный фонд размером 120 млрд долларов США в рамках так называемой инициативы «Chiang Mai». На этот раз, в отличие от 1997 года, США даже не попытались разрушить этот эмбриональный «Азиатский валютный фонд».

To continue reading, please log in or enter your email address.

To read this article from our archive, please log in or register now. After entering your email, you'll have access to two free articles every month. For unlimited access to Project Syndicate, subscribe now.

required

By proceeding, you are agreeing to our Terms and Conditions.

Log in

http://prosyn.org/r79XSaA/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.