0

Использование экономической идеологии и злоупотребление ею

ЛОНДОН. Джон Мейнард Кейнс написал знаменитую фразу: « «Идеи экономистов и политических философов, правы они или нет, гораздо более могущественны, чем это обычно осознается. Практичные люди, считающие себя свободными от какого либо интеллектуального влияния, обычно находятся в плену у какого-нибудь усопшего экономиста».

Я подозреваю, что значительная большая опасность заключается в другом: практичные мужчины и женщины, занимающие должности, отвечающие за выработку политики в центральных банках, органах власти, правительствах и департаментах по управлению рисками финансовых институтов, тяготеют к упрощенным версиям доминирующих убеждений вполне здравствующих экономистов.

На самом деле, по крайней мере, на арене финансовой экономики, задолго до финансового кризиса появилась и заняла доминирующее положение вульгарная версия теории равновесия, отражающая концепцию завершения создания рынка в качестве способа устранения всех проблем и математическое совершенство, отделенное от философского понимания, в качестве основы эффективного управления рисками. Финансовые институты, такие как Международный валютный фонд, в «Докладе по вопросам глобальной финансовой стабильности» (GFSR) представили самоуверенную версию о самоуравновешивающейся системе.

Таким образом, за 18 месяцев до того, как разразился финансовый кризис, в GFSR в апреле 2006 года было одобрительно отмечено, «растущее признание того, что рассредоточенность кредитных рисков среди более широкой и разнообразной группы инвесторов... помогла сделать банковскую и финансовую систему, в широком понимании, более «эластичной». Улучшенная эластичность системы подтверждалась тем, что обанкротилось меньшее количество банков и было выдано больше кредитов». Иными словами, завершение создания рынка было ключевым фактором для более безопасной системы.