0

Два лица Владимира Путина

Российское раздвоение личности – символически изображенное на ее царском гербе, двуглавом орле – недавно было выставлено напоказ. Одну минуту режим президента Владимира Путина очаровывает мир, мечтая об урегулировании своего шестидесятилетнего территориального спора с Японией по поводу Курильских островов и утешая инвесторов после осуждения нефтяного магната Михаила Ходорковского. В следующий момент Путин отказывается выводить российские войска из сепаратистского региона Молдовы Приднестровья, в то время как прокуроры угрожающе говорят о том, чтобы посадить на скамью подсудимых других олигархов.

Возможно, самое большое проявление этой политической шизофрении наблюдалось в прошлом месяце на Красной Площади, где колдовское зелье из Красных знамен "Победы", трехцветных "Императорских" флагов, портретов Сталина и православных икон прошло строем бок о бок во время празднования 60-й годовщины со дня окончания Второй Мировой Войны. Путин воспользовался случаем, чтобы повторить свою политическую мантру – “Россия строит свою собственную модель демократии” – с презрением отвергая просьбы стран Балтики о том, чтобы Россия призналась в своей сделке с Гитлером о плане их уничтожения накануне Второй Мировой Войны.

Это странное зелье, кажется, было состряпано для того, чтобы примирить непримиримое: сегодняшнюю тоску по демократии с деспотическим прошлым России. Но как и любая неразбериха, она только сбила россиян с толку в отношении самих себя и своей страны. Удивительно, но, кажется, Путин тоже попал в ловушку этой неразберихи, как и все остальные.

Время от времени Путин действительно считает себя “модернизатором”, который стремится сделать Россию частью Запада. В другое время, как и Сталин, он считает, что российской власти необходима сильная рука – то, что он называет своей “диктатурой закона”. Проблема, как показало осуждение Ходорковского, заключается в том, что диктатура обычно побеждает закон.